За последние полтора года на Северном Кавказе задержано около 1000 боевиков, почти столько же — уничтожено. Однако активных членов подполья насчитывается примерно… 1000 человек.

Они разбиты на небольшие — по 30-40 человек — мобильные отряды, вооружены современным оружием, используют солнечные батареи и спутниковую связь. А в их рядах все чаще встречаются выходцы из русскоязычных регионов — Подмосковья, Сибири, Ростовской области, Краснодарского края…

Аналитики лаборатории проблем Северного Кавказа института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН продолжают мониторинг ситуации на Северном Кавказе, начатый почти 6 лет назад. Тогда казалось, что еще немного — и системный кризис в этом регионе, затронувший не только экономику, но и политику, межнациональные отношения, культуру, пойдет на спад. Однако чем дальше, тем сложнее становится ситуация. Опираясь на информацию из силовых структур, ученые ЮНЦ РАН приходят к выводу, что диверсионное подполье все расширяется, перетекая не только в прежде благополучные республики Северного Кавказа, но и в русскоязычные регионы — Ставрополь, Кубань, Ростовскую, Астраханскую, Волгоградскую области. Трудно осознать, что подпольщики живут и среди нас, выезжая в другие регионы для проведения террористических актов. Почти все они приняли ислам, что само по себе не хорошо и не плохо, поскольку это личный выбор каждого. Тревожит то, что сделали они это под влиянием террористов и стали их активными пособниками.

Локализация группировок часто меняется, поскольку террористическое подполье отличается высокой мобильностью и частой сменой тактики, отмечает Ирина Пащенко, заведующая лабораторией проблем Северного Кавказа института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН. Еще недавно главными болевыми точками были Чечня и Ингушетия. Потом события сместились в Кабардино-Балкарию, где ситуация и по сей день остается стабильно тяжелой, как и в Дагестане. Сегодня становится неспокойно в Северной Осетии и Карачаево-Черкесии, которые еще недавно были на периферии активности террористов. Еще больше настораживают крупномасштабные операции по задержанию боевиков, проведенные в Астраханской и Волгоградской областях.

По мнению директора института социально-экономических и гуманитарных исследований ЮНЦ РАН Левона Батиева, одна из ключевых проблем этого кризиса — неэффективность власти и недоверие к ней населения. Люди не доверяют ни местным, ни региональным, ни федеральным властям. Назначение глав республик Москвой — не только подтверждение тому, но и большая ответственность федерального центра. Иногда ротация кадров приносит успех, как, например, случилось в Ингушетии, где в месяц случалось до 50 терактов, а сегодня наступило затишье. Такой же эффект ожидается и от смены лидера в Карачаево-Черкесии.

Через призму этих событий стоит внимательно присмотреться к тому, что происходит в молодежной среде Ростовской области, считает председатель ЮНЦ РАН, академик Геннадий Матишов. Не секрет, что с появлением большого числа экономических переселенцев из республик Северного Кавказа в русскоязычные регионы привнесена идеология ваххабизма. Только в Ростовской области проживают примерно 280 тысяч переселенцев. По статистике, один из тысячи мусульман — убежденный ваххабит. Случаи вербовки боевиками молодых людей, коренных жителей РО, обнаружение схронов оружия на территории нашей области подтверждают то, что они не бездействуют. Это обстоятельство надо учитывать в учебных заведениях разных уровней, убежден академик Г. Матишов.

К сожалению, глубокие и всесторонние исследования и выводы ученых ЮНЦ РАН всего, что касается происходящего на Северном Кавказе, не всегда учитываются властями. Не потому ли так низка эффективность применяемых здесь методов, а ситуация с каждым годом лишь ухудшается?