Приезд на Дон известного режиссера кино Владимира Меньшова, прибывшего в Ростов в компании с заместителем директора ФСИН России Алексеем Величко, многими воспринимался не иначе подготовительным этапом для съемок очередного фильма, возможно, на криминальные темы.

Однако режиссер разочаровал поклонников своего таланта. Зато обрадовал заключенных, отбывающих наказание в ростовских колониях, поскольку прибыл он сюда как действующий председатель Общественного совета ФСИН России, чем удивил многих.

«Они счастливы, что сидят?»

Свое согласие занять предложенный ему пост председателя упомянутого совета Владимир Меньшов объяснил просто: «В былые годы я помогал отдельным людям. А в новом качестве я смогу помочь многим, для меня это важно — с годами все больше ценишь добрые дела. При посещении колоний заключенные обращаются ко мне, как правило, с одной просьбой — похлопотать об УДО, условно-досрочном освобождении. При этом многие из них без зазрения совести рассказывают мне трогательные и неправдоподобные истории о собственной невиновности — дескать, «ни за что посадили». Это при том, что большинство из них отбывают наказания за тяжкие и особо тяжкие преступления, — убийства, изнасилования, грабежи… С такими сказками — не ко мне. Но есть среди них и те, кто действительно готов «завязать» с криминальным прошлым и вернуться к нормальной жизни. Им и буду помогать»

Большое удивление режиссера вызвала реакция заключенных на простой вопрос, есть ли у них жалобы. «Буквально от всех слышал одно и то же — все прекрасно, жалоб никаких нет. Можно подумать, что все эти люди просто счастливы, что их арестовали, осудили и посадили, — изумляется Владимир Меньшов, но тут же добавляет — правда, возможно, им просто запрещают жаловаться. Ведь ни с одним из этих людей с глазу на глаз я не разговаривал. Значит, надо менять форму общения в колониях. Сегодня получение достоверной информации об условиях их содержания превратилось в проблему».

Зритель устал от погонь и перестрелок…

Известный режиссер выглядел усталым — напряженная работа нынешним летом сразу в трех фильмах — «Личные обстоятельства», «Легенда № 17» о прославленном хоккеисте Валерии Харламове и «Елки-2» — в сочетании с общественной деятельностью дается ему, очевидно, не без труда. Пока «инспектирование» им колоний никак не связано с его творческими планами, разочаровал он журналистов в агентстве «Интерфакс». Однако добавил, что если он встретит среди заключенных человека, чья судьба его заинтересует, то, быть может, родится и замысел. Хотя, по мнению В. Меньшова, воры в законе, погони, перестрелки — все это сегодня встречается в кинематографе так часто, что изрядно надоело.

Глаза режиссера потеплели лишь однажды: «Бывал в Ростове не раз и люблю его. Быть может, потому, что он так похож на Астрахань, откуда я родом, — все те же природа, река, тепло…»

УДО — не панацея

Так считает заместитель директора ФСИН России Алексей Величко, приехавший вместе в Меньшовым в Ростов с рабочим визитом. Он как никто другой знает, с какими трудностями сталкиваются на свободе те, кто получил вожделенное условно-досрочное освобождение. «За те 5-8 лет, что человек прожил на зоне, он успевает оторваться от реальной жизни, которая сегодня меняется очень быстро. Человек освобождается — и попадает в чужой мир, где новые понятия, незнакомые слова, все другое. Бывший заключенный на свободе никому не интересен и не нужен. Семья, как правило, распалась, создать новую очень трудно. На работу с таким «послужным списком» не берут. И что дальше? Статистика показывает, что почти 60% тех, кто был отпущен на УДО, через год опять оказываются на зоне, где все привычно и понятно…»

По мнению А. Величко, проблему ресоциализации заключенных надо решать иначе. Для тех, кто впервые осужден и встал на путь исправления, часть срока нужно заменять более мягким видом наказания, например, отправлять в колонию-поселение или на принудительные работы, где этим людям будет легче восстанавливать утраченные социальные связи и навыки общения. Но пока это — всего лишь предложение, которое законодателям еще предстоит рассмотреть.