…И вот приезжаешь в чужую далекую страну, и нет у тебя денег на отели, но разве человек человеку не брат? Не надо отелей: стучишь в дверь обычного дома ­ и тебе открывают, предоставляя кров и стол.

Мечта идиота? Нет, практика каучсерфинга. И в том, что это именно так, убедился наш земляк, который стал каучсерфером в Америке.

Его зовут Иван, он давно хотел побывать в Штатах. Вернее, не только в Штатах, но и в других далеких странах. В Индии, например. Но Штаты ­ они все­таки понятнее, да и добраться до них оказалось легче благодаря студенческой программе «Worк and travеl» (Иван учится в одном из московских вузов).

­Название этой программы переводится как «Работа и путешествие». Значит ли это, что в Америку можно отправляться с ну, скажем, сотней долларов в кармане, а деньги на дальнейшее путешествие заработать на месте?

­Сотни долларов будет недостаточно. Бывают случаи, когда студенты удачно устраиваются в бары, рубят чаевые, из этих чаевых складывается кругленькая сумма… Но это, скорее, исключение, чем правило. В основном же ребята работают за маленькие деньги, сами заботятся о жилье и пропитании.

Для чего тогда едут? Чтобы, по мере возможности, познакомиться с Америкой и усовершенствовать свой английский. Мне тех возможностей, которые открывались по месту работы, было мало.

­И вы, узнав адрес местного каучсерфера, говорили: «Здравствуй, я пришел к тебе, потому что мне очень понравилось это движение?»

­Нет, каучсерферы впускают в свой дом далеко не любого желающего присоединиться к этому движению. Сначала надо набрать рейтинг — то есть заработать положительные отзывы каучсерферов.

Я посылал им письма по электронной почте, предлагая просто познакомиться, пообщаться. Кто-­то откликался, ведь в этой системе много людей, которым любопытна встреча с человеком другой страны, культуры, ­писателей, журналистов, создателей сайтов. Одного американского каучсерфера мы с ребятами сами приютили в своем скромном студенческом жилище. Так что вскоре в Сети появилось обо мне с десяток отзывов, в которых говорилось: «Иван — положительный человек».

­Тех американцев, которые пускали вас погостить, привлекало то, что вы из России?

­Бывало и так. Но больше привлекало то, что у нас один «профиль»: увлечение экстремальным туризмом.

Америка, особенно американская глубинка, замкнута на собственных проблемах. Только людям старшего поколения, следившим за космической гонкой Штатов и СССР, что­-то говорит имя «Юрий Гагарин». Но многие не знают ни кто такой Гагарин, ни кто такой Чехов…

Однако иногда бывали удивительные случаи. Однажды в Филадельфии на остановке общественного транспорта я подошел к бабушке — забавной такой старушке в паричке, с котомками, чтобы справиться, когда ждать следующий автобус. Бабушка, услышав мой акцент, поинтересовалась, откуда я?

­О, я люблю Россию. Россия — это родина театра, это — Станиславский, ­неожиданно сказала она и крикнула мужу, который отдыхал, лежа прямо на земле, под фонарным столбом:

­Смотри, парень из России!

­О, я люблю русскую культуру, ­тут же отозвался он, ­люблю музыку Римского-­Корсакова, а еще я люблю…

И дальше последовала фраза, которая меня потрясла: ­А еще я люблю донских казаков! — сказал этот странный человек.

­И много в Америке было людей, которые вас удивляли?

­Удивительных встреч было много. Причем каждый раз я думал, что более интересного персонажа уже не встречу, но — новый город и новый, по­своему интересный человек.

К примеру, однажды я поселился у преуспевающего инженера лет под 50. Он – владелец фирмы, у него собственный трехэтажный дом, большой участок земли. На этом участке он построил сцену, приглашает туда музыкантов и устраивает бесплатные концерты.

А, кроме того, раз в неделю у него дома собираются местные книголюбы. Там у них — литературный кружок. Не знаю, как вы, а я в России такого не встречал.

­Американцы гостеприимны?

­Все каучсерферы, у которых я останавливался, говорили: «Вон — холодильник, залазь в него, ешь, что хочешь, чувствуй себя как дома».

­А холодильник — двухметровый…

­А холодильник размером с платяной шкаф, с двумя дверцами… Правда, если это была квартира, в которой жили мои ровесники­студенты, он вполне мог оказаться пустым.

Но даже там, где он был полон, мой русский менталитет не позволял мне воспользоваться щедростью хозяев. Тем более если я видел, что они небогаты.

­В России не принято приходить в дом, где собираешься погостить, с пустыми руками. А в Америке?

­У меня сложилось впечатление, что для них это незначимо. Привез какой­-то сувенирчик или мягкую игрушку  радости столько, будто подарил автомобиль. А ничего не привез — ну и ладно. Хотя у некоторых кауч­серферов есть даже уголки бывших постояльцев, где собраны какие­то флажки, сувениры, связанные с тем местом, откуда прибыл гость. Так, конечно, лучше — подарить какую­то штучку, которая напомнила бы о России.

­Говорят, что американцы­северяне по сей день разительно отличаются от американцев­-южан. Вы как каучсерфер это почувствовали?

­Я проехал Америку от Орландо до Нью­Йорка, через Атланту, Ричмонд, Вашингтон, Филадельфию и т.д., и могу сказать: Нью­Йорк разительно отличается от всей Америки.

Если вся Америка — автомобильная страна, и в семье из пяти человек может быть пять легковушек да еще шестой — микроавтобус, в котором ездят на пикники, то в Нью­Йорке предпочитают пользоватьсяобщественным транспортом. Здесь автомобиль для его владельца — слишком дорогое удовольствие, обуза и головная боль.

В отличие от остальной Америки в Нью­-Йорке безумно дорогое жилье. Все, с кем мне довелось там познакомиться, арендуют студии. А студия — это даже не однокомнатная квартира. Это значительно хуже: почти нет прихожей, кухня — за перегородкой…

Мне пришлось отправить не менее сотни, наверное, запросов, чтобы найти в Нью­-Йорке каучсерферов, которые бы согласились меня принять. Они потом говорили, что живут в таком ритме, что со многими запросами часто не успевают даже познакомиться.

­А как вы добирались из пункта в пункт, вплоть до Нью­-Йорка?

­Автостопом, хотя еще в 90­-х годах писали: «Автостоп в Америке умер».

Там, с одной стороны, автостоп неактуален, потому что у всех — личные автомобили. С другой, он непопулярен, потому что водители боятся подобрать ненароком маньяка. (Меня наоборот — пугали маньяком­водителем: вот, мол, сядешь к нему в машину, а он…) К тому же транспортные компании запретили водителям грузовиков подбирать автостопщиков, а раньше на грузовики была большая надежда. Но тем не менее мой опыт доказывает: автостоп в Америке не умер. Он забыт, но не совсем.

­На вопрос «Какие они, американцы?» что бы вы теперь ответили?

­В Америке меня спросили: «Какие они, русские?», попросили кратко — одним­двумя словами выразить главное в национальном характере. Я думал­думал и понял, что даже десятком слов не обойтись. Большая Россия, большая Америка, много разных людей. Что точно — нельзя говорить о них, как Задорнов: «Ну, американцы… Ну, тупые…» Глазами Задорнова я на них и не смотрел. Иногда они бывают забавны. Едят огромные гамбургеры, но запивают их… низкокалорийной «Колой». Очень боятся воров, грабителей и убийц (к сожалению, небезосновательно), но при этом ставят на двери смешные хлипкие замочки, не понимают, зачем защищать окна решетками?

Но таких забавных противоречий и у русских немало.

В американцах подкупает открытость. Когда я спрашивал в семьях, где жил, можно ли сфотографировать интерьеры, чтобы выложить потом в Сети вместес рассказом об этом путешествии, то всегда слышал: «Пожалуйста!». Бывшие соотечественники в таких случаях пожимали плечами, чувствовалось, что довлел над людьми какой­то старый опыт, что­то их напрягало.

Интерьеры у американцев разные. Есть дома с аскетичной обстановкой, есть уютные, обставленные с большой любовью, в которых много всяких симпатичных штучек, украшающих быт. Дома победнее, дома побогаче… Но и те, и другие поражают чистотой. Возможно, трепетное отношение к гигиене — это одна из особенностей американской натуры.

­Американские каучсерферы обеспечивали вас крышей над головой, пропитанием или предоставляли самому себе?

­Назойливыми они не были, это да. Но все пытались показать любимые места в своем городе, любимые клубы, кафе, которые я, путешествуя другим способом, и не заметил бы.

Когда я бродил один, они звонили мне, чтобы узнать, как дела. Это было так трогательно… Я реально ощущал, что в этом незнакомом городке другого континента у меня есть друзья.

Коллаж Ольги ПРОЙДАКОВОЙ

P.S. С подробным рассказом Ивана об этой поездке можно познакомиться на сайте: Zuboder.livejournal.ru.