Ростовский шахматный клуб приказал долго жить. Любителям этого интеллектуального вида спорта указали на дверь двухэтажного здания, которое клуб занимал почти сорок лет. На пороге зимы шахматисты-любители остались у разбитого корыта.

Резкие изменения многие связывают с тем, что здание передано под шахматное отделение детско-юношеской спортивной школы №4, в планы которой, скорей всего, не входит такое тесное соседство пожилых и юных спорсменов.

— Долгие годы в этом здании занимались с тренерами как дети, так и проводили свой досуг ветераны шахмат, — рассказывает дежурная Людмила Степановна. — Мало того, что шахматисты старшего поколения зачастую вели себя неидеально с точки зрения санитарии — то ноги не вытрут при входе, то в туалете нагадят — так еще в порыве азарта могли и сцепиться друг с другом. Выкрики типа «Сдохни, п…!» были обычным явлением.

В общем, шахматисты-ветераны чувствовали себя здесь раскованно, как дома. Некоторые приходили даже не столько поиграть, сколько пообщаться, посидеть на потертом диване перед телевизором. В своем зале на первом этаже они периодически ремонтировали стулья и столы, потому что вся мебель — допотопная. Книги по истории шахмат и вовсе некуда поставить. Они лежат стопками где придется.

Тем не менее здесь царил настоящий дух шахмат. Постоянно проводились турниры разного уровня. В этом году впервые «Чемпионат городского клуба» прошел на другой территории.

— Я приходил сюда, еще будучи школьником, — рассказывает и.о. исполнительного директора областной шахматной федерации Эдуард Лусигенович Хлиян. — Тогда турниры между молодежью и ветеранами были в порядке вещей. Считаю, что такой контакт между поколениями спортсменов необходим. Другое дело, может быть, в ином режиме, а не так, как до недавнего времени — ежедневно с 10 утра до 18 вечера.

Ветераны, многим из которых за 70, и вся грудь в боевых орденах, пытались отстоять свой клуб. Сначала от их имени «бился» активист Владимир Николаевич Белов, а когда здоровье не выдержало — эстафету подхватил Алексей Федорович Бутов. Именно он смог пробраться с коллективным письмом, под которым почти сто подписей, до самых высоких эшелонов местной власти. Но после его смерти следы бумаги затерялись, и шахматисты-любители тщетно теперь пытаются выяснить, где же застряло их коллективное обращение.

Ходят разговоры, что власти предлагали любителям прибиться к шахматному клубу при ДК «Ростсельмаш», но ничего из этой затеи не вышло. Там — совсем другой порядок посещений: только в четко отведенные часы да к тому же далеко от насиженного за сорок лет места в центре города.

Сейчас, когда летнее пристанище любителей — городской парк имени Горького — стало непригодно для шахматных баталий, они все чаще заходят в здание на улице Чехова, 33 и интересуются ситуацией.

Им говорят не столько о невозможности тесного соседства с детьми, сколько об аварийности здания, требующего капитального ремонта и не допускающего сейчас перенасыщения народом.

— У нас, действительно, за все годы не было настоящего ремонта, — подтверждает другая дежурная Татьяна-Муза Григорьевна. — Кровля течет, штукатурка обваливается, коммуникации — никуда негодные…

При этом все сходятся во мнении, что с человеческой точки зрения нельзя просто так, под любым предлогом, вышвыривать пожилых людей, для которых шахматы давно стали большим, чем просто передвижение по полю ферзей, коней и пешек.

— В связи с этой ситуацией, они, конечно, бедные люди, — говорит Эдуард Лусигенович Хлиян

— Им бы выделить какое-то отдельное, небольшое помещение, — сочувствует ветеранам и дежурная Людмила Степановна.

После передачи здания шахматного клуба под крыло детско-юношеской спортивной школы №4 отмечаются положительные сдвиги: закупается новое оборудование, продвигается вопрос о ремонте. Но есть большое сомнение, что в этой новой, чистой жизни с евроремонтом найдется место ветеранам шахмат.

На здании вот уже несколько месяцев висят сразу две таблички. Сорвать ту, что с надписью «Городской шахматный клуб», никак не получается. Очень уж прочно держится.