Российская конституция позавчера отметила свое «совершеннолетие». Многие россияне и не заметили этой даты. Десять лет она была «красной» в календаре. Когда выходной исчез, об этом Дне, кажется, и забыли. Хотя две трети россиян, по оценкам социологов, все-таки помнят, что основной закон страны был принят 12 декабря 1993 года. Года, когда в стране очень ждали перемен.

Несмотря на то, что девяносто третий — далекий год моего детства, я помню тот октябрь, который потом назвали черным. Запомнил его, как и многие, по телеэфиру. Ровно в 19.15 вещание прервалось. Телезрители первого канала так и не досмотрели футбольный матч — начался штурм телецентра…Через несколько часов в стране вещал только один телеканал. Государственное телевидение России вело трансляцию из резервной студии. Какой-то голливудский боевик казался бесконечным из-за того, что постоянно прерывался специальными выпусками «Вестей»…

Брать мэрию и «Останкино»… Этому призыву бушующая толпа недовольных вняла. Они под руководством своих лидеров пытались совершить революцию — изменить конституционный строй.

Уже на следующее утро в Москве были танки. Расстрел Белого дома — от выстрелов он стал черным… Капитуляция мятежного парламента, и… досрочная амнистия бунтовщиков через короткое время.

Мы пережили неспокойные девяностые, относительно стабильные «нулевые». Вступив во второе десятилетие нового века, снова заговорили о том, что нас не устраивает существующий порядок вещей. В минувшую субботу по всей стране прокатились митинги. Тысячи людей — самых разных — от пионеров и бизнесменов до пенсионеров — пришли, чтобы выразить свой протест против нечестных, по их мнению, выборов.

На следующий после митингов день Дмитрий Медведев написал в Facebook о том, что с лозунгами и призывами митингующих согласиться он не может… Однако конституционное право на митинги, признал президент, у россиян есть. Право это заложено той самой Конституцией 1993  года…

Ну, да дело не в этом. В год конституционного «совершеннолетия» призывы свергать власть мы слышим разве что от радикально настроенной и непарламентской оппозиции. Остальные митингующие, трезво оценивая ситуацию, перемены власти не хотят. И, по большому счету, им стоит сказать «спасибо» этой самой власти за то, что та не помешала им выразить открыто свою точку зрения в минувшую субботу.

После участия в митингах 10 декабря многие ушли … гордыми. За свое участие в них. «У нас формируется гражданское общество. Мы можем выражать свою позицию цивилизованно» — только и «слышалось» в Интернете, когда митинги затихли.

Впереди еще выборы. И сигналы от народа власть услышала и восприняла. По крайней мере  хочется в это верить. Ведь, по идее, проблемы конституционной защиты прав личности для власти должны носить неотменяемый и фундаментальный характер. Это не раз подчеркивал председатель Конституционного суда Валерий Зорькин. А конституционное право на выбор — это то право, которое никто не отменял.

С прошедшим Днем конституции!