В 1994 году семья Бозоян переехала из Алтайского края в Мартыновский район. Муж, жена и их двое детей: сын Самвел и дочь Марина. Поселились Бозоян у родственников. Оформили гражданство, получили необходимые документы и зажили себе, как все. И только в 2010 году Марина Бозоян получила документальное подтверждение того, что не является россиянкой.

Марина Бозоян

На самом деле история началась еще раньше. В 2008 году Марина стала оформлять заграничный паспорт. Когда девушка собрала все документы, в выдаче заграничного паспорта ей отказали. Мотивировали отказ просто, в словесной форме: «Российский паспорт вам выдали необоснованно».

Марина такого поворота событий никак не ожидала. Когда они переехали в Россию, родители оформили все документы так, как того от них требовали. В 16 лет Марина получила первый паспорт. В 20 лет поменяла его. Проблем не возникло ни разу. Марина решила отстаивать свои права в суде, требуя иностранный паспорт. Суд оказался не на стороне девушки. Тогда ей подсказали: надо не заграничный паспорт требовать, а доказывать законность российского. По большому счету к такому решению Марина успела прийти и сама. Помог горький опыт. Решив открыть свое дело, она принесла заявление в налоговую службу. Но там ей в регистрации предпринимательской деятельности отказали: «…на основании непредставления… необходимых для государственной регистрации документов». В положенный законом трехмесячный срок она подала иск в суд. Однако в суде ей сказали, что претензии нужно было предъявлять еще в 2008 году.

— Мне в миграционной службе при оформлении загранпаспорта сказали, что российский паспорт выдан необоснованно. Но это были просто слова. Кроме того, мне никто не сказал, что я должна делать дальше.

Марине удалось доказать в районе, что так поздно она обратилась в суд вовсе не по своей вине. Более того, работник паспортного стола, который когда-то занимался документами семьи Бозоян, сумел доказать, что в свое время была допущена ошибка его 

сотрудниками — утерян документ — письменное согласие отца на принятие дочерью гражданства Российской Федерации. Бозоян здесь ни при чем. Кроме того, почему у брата Марины Самвела гражданство подтвердили, а у нее нет? К тому же Марина приехала в Россию, будучи тринадцатилетней девочкой. Обоим ее родителям дали российское гражданство. Каким же должно было быть гражданство их дочери?

Районный суд Марина выиграла. Но в областной инстанции склонились к тому, что следует принимать во внимание не тот факт, что Марине когда-то выдали гражданство и в течение десяти лет она была россиянкой, а то, что на данный момент среди принятых когда-то паспортным столом документов не обнаруживается письменное согласие отца. Кроме того, Марину обвиняют в том, что она пропустила сроки в подаче надзорной жалобы из-за того, что оформила ее не должным образом. Марина уверяет, что это не так, кстати, может предоставить ксерокопии почтовой квитанции и уведомления о вручении почтового отправления адресату.

— Марина, а почему вы не хотите оформить гражданство заново? — интересуюсь.

— Не понимаю, зачем должна это делать. Я десять лет была россиянкой, получила диплом со старым паспортом. Почему я буду доказывать, что я это я?! Я даже прошу депортировать меня! Но в ответ мне только смеются. Куда меня депортировать? Я же нигде не являюсь гражданкой, и мой сын тоже!

К сожалению, сегодня Марина уже больше озабочена вовсе не тем, как отстоять свое российское гражданство, а как без документов добраться до Франции. У нее там живут родственники и зовут ее к себе. Марина этому рада. Она уверена: даже если в Европе ей придется пройти непростую процедуру оформления гражданства, это случится лишь однажды, после чего никто не скажет, что она ни на что не имеет права. Марина сегодня не может устроиться на работу, получить бесплатную медицинскую помощь. Ведь верно говорят: нет паспорта, нет и человека. И это при том, что Марина и ее сын живут, существуют, и нашей стране так нужны граждане.