Начало в № № 539-541, 546-458.

Здесь хочется жить

Только ли за куском хлеба (если повезет, то и с маслом) едут в столицу ростовчане, пермяки, тамбовцы, куряне — да со всей России едут: и с севера, и с юга, и с Урала и из Сибири? Нет, конечно. Если вы окажетесь здесь не наскоком, проездом, а хотя бы пару-тройку дней, то сами это поймете. Походите по Москве, и не только по историческому центру, но и по новым жилым районам, и обязательно попадете под обаяние большого красивого современного города.

По ухоженным улицам с идеально подстриженными газонами приятно пройтись, в каждом дворе радуют глаз свежевыкрашенные, как с иголочки, детские площадки, целые детские городки (в провинции такие есть не в каждом детском саду и даже не в каждом парке).

После того, как мэр Собянин распорядился снять огромные рекламные щиты, растяжки над улицами, рекламные конструкции с крыш, город стал как будто светлее и просторнее. Конечно, столичный бюджет потерял немаленькие деньги, которые фирмы платили за наружную рекламу, но, похоже, городские власти не стеснены в средствах. В октябре популярные местные радиостанции вели в прямом эфире живое обсуждение итогов первого года работы нового мэра Собянина. Некоторые звонившие в студию москвичи были недовольны тем, что старый асфальт с тротуаров сняли и положили новую тротуарную плитку. По ней, видите ли, на высоких каблуках-шпильках неудобно ходить.

«Ну если вам новая плитка не нужна, отдайте ее нам, мы тут и без плитки, и без асфальта грязь месим», — не без иронии сказал дозвонившийся в студию радиослушатель из Подмосковья.

Один квадратный метр тротуарной плитки стоит около 3,4 тысячи рублей, двухслойный асфальт обойдется всего в 1,2-1,3 тысячи рублей. Однако замена асфальта производится раз в шесть-семь лет, а плитка служит до 30 лет. Так что если считать деньги, выгода очевидна… Главное, чтобы было что считать. За год в Москве было отремонтировано 30 тысяч подъездов и 24 тысячи дворов. На дворы истратили 9,4 млрд. рублей, на подъезды — 2,6 млрд. Правда, и тут нашлись критики, усмотревшие в этих ремонтах «показуху и кампанейщину».

«Людям нужны не мегапроекты с мегазатратами, а тысячи небольших, но очень нужных, полезных для каждого жителя мероприятий — отремонтированные подъезды, благоустроенные дворы», — ответил критикам Собянин.

Круто взялся он и за мелкорозничную торговлю. По словам мэра, столица уже стала превращаться «в сплошной базар в самом худшем значении этого слова». Теперь 12 продовольственно-вещевых рынков закрыто, 13 перепрофилировано в сельскохозяйственные рынки. С улиц Москвы стали исчезать ларьки, торгующие всякой всячиной, в первую очередь шалманы с пивом и шаурмой. Вспомнив наши ростовские улицы, особенно в центре города, давно уже превратившегося в сплошной базар, я москвичам позавидовала. По Ворошиловскому проспекту к площади Гагарина (я как раз живу в этом районе) приходится идти по узкому проходу (в некоторых местах его ширина всего три-четыре метра) между питейными заведениями и торговыми рядами. Днем тут еле протискиваются толпы пешеходов, а вечером здесь тем более не очень-то приятно ходить. Но другой дороги нет — рынок занял несколько кварталов проспекта, предназначенного, в общем-то, для пешеходов.

Понятно, что при создании тут рынка нарушены все возможные СНИПы и градостроительные нормы, но так продолжается уже лет пятнадцать, и, похоже, это никого не волнует, кроме самих пешеходов. Собянин и его команда свою деятельность по переустройству городской жизни как раз и начали с внимательного изучения всех выданных ранее разрешений на создание рынков,строительство торговых объектов, жилых и офисных комплексов. Многие решения были пересмотрены,город, особенно центр, очищен от всего, что мешало самим москвичам и гостям столицы.

В столице и собаки культурнее

Столичные власти еще при прежнем мэре Лужкове, чтобы сделать из Москвы совсем уж европейский город, решили всерьез взяться за воспитание… собак. А вернее, их владельцев.Собачников обязали выгуливать своих питомцев, обязательно имея при себе целлофановый пакет и совочек, чтоб за ними убирать. В одном дворе на улице Щербаковской я увидела даже железный ящик, в котором должны были лежать пакеты с совочком — бесплатно для всех сознательных любителей животных. Но, увы, ящик был пуст. Жильцы соседнего дома объяснили, что он был повещен во время подготовки двора к участию в конкурсе по благоустройству придомовых территорий. Недели две в нем действительно были кульки, а потом их перестали туда класть.

Однако многие хозяева собак — я видела это своими глазами в разных районах города — убирают за своими питомцами. Но пока что далеко не все такие сознательные. Нарушители правил рискуют быть оштрафованными специальными подразделениями экологической полиции.Хотяпредставьте себе, сколько надо полицейских, чтобы проследить за каждой московской собачкой. Хозяйка огромного ротвейлера сказала мне, что ходит с ним на прогулку в Измайловский парк, который на опушке больше напоминает рощу. Поэтому она не считает себя нарушительницей. Владелец красавицы овчарки выводит ее на газончик перед домом и не считает это за большой грех.

В общем, до настоящей европейской столицы Москве так же далеко, как москвичам — до настоящих европейцев. Кстати, бродячую кошку я увидела в Москве всего два раза за два месяца, бродячие собаки попадаются еще реже. Мурок и шариков отлавливают, а вот куда увозят, сами москвичи затруднились мне ответить. Детям они говорят, что их отправляют в приюты для бездомных животных.

Реально ли купить в Москве квартиру?

Европейцы могут всю жизнь прожить на съемных квартирах, американцы предпочитают взять в банке огромный кредит (200 — 300 тысяч долларов) и 30 лет его выплачивать. Русский человек считает, что «свой угол», а не чужого дяди, должен быть у каждого. Реально ли сегодня купить квартиру в Москве? По оценкам специалистов по недвижимости, в октябре средние рублевые цены на вторичном рынке увеличились на 6,4% и составили 152 тыс. рублей за квадратный метр. Жилье в новостройках стоит еще дороже.

«Я не склонен объяснять это сезонными факторами. Мое мнение — это реакция покупателей на начавшийся вброс денег в экономику и повышение доходов населения в связи с выборной кампанией», — написал по этому поводу один известный эксперт.

Это ж какое население он, интересно, имел в виду? Конечно, зарплаты в разных отраслях народного хозяйства и пенсии понемногу растут, но всей годовой прибавки на полметра московской недвижимости не хватит, только сантиметров на двадцать. Так что покупать квартиру в Москве среднестатистический россиянин может только по методу мастера Тыквы. (Помните такого героя сказки «Чипполино», который покупал по одному кирпичу в год, чтобы построить себе домик?)

Ну а если продать свою квартиру в Ростове? Всей вырученной суммы вам не хватит, чтобы хотя бы оплатить первый взнос по ипотеке. Московская недвижимость поистине золотая, представьте, какое счастье ею обладать! Мы дважды снимали квартиру в Москве и оба раза — у «золотых мальчиков», наследников, подобно пушкинскому Онегину, «всех своих родных» — престарелых тетушек и бабушек. Одному тридцать лет, с высшим образованием, другому — сорок, закончил спортивную школу-интернат. Оба не работают… А зачем, если можно сдавать «лишнюю» квартиру за тысячу долларов в месяц?

Итальянцы называют таких великовозрастных отпрысков, сидящих на шее у родителей, бамбочинно и собираются принимать закон, запрещающий взрослым детям, уже получившим образование, жить с родителями (48% итальянцев в возрасте от 18 до 39 лет живут с родителями и не хотят отправляться в «самостоятельное плавание»).

В Москве таких «бамбочинно» больше, чем в других городах России: условия позволяют. Пенсия у бабушек такая, что и внука можно прокормить: минимальная (в том числе и социальная, тем, у кого нет достаточного трудового стажа) с учетом доплат московского правительства — 11 000 рублей. С 1 января 2012 года она повысится до 12 000 рублей. Ежемесячные доплаты от города получают примерно 1,8 миллиона пожилых москвичей.

Недавно столица приняла программу социальной поддержки москвичей на 2012-2016 годы, где предусмотрено ежегодное повышение уровня жизни старшего поколения. На эти цели на пять лет в бюджете города заложено 600 миллиардов рублей, на 2012-й год — 107 миллиардов рублей. А всего за четыре года на социальную помощь москвичам — старикам, детям, всем, кто в ней нуждается, будет истрачено 2 триллиона 100 миллиардов бюджетных рублей.

Откуда берутся такие деньги в бюджете столицы? Об этом уже в следующий раз.

Продолжение следует