Наши люди достойны лучшей жизни. Именно поэтому «Наше время» ездит по городам и районам области, встречается со своими читателями, выслушивает их проблемы и старается повернуть власть и народ лицом друг к другу. Очередной выезд был запланирован в Новошахтинск, где рассказать о наболевшем пришли разные поколения горожан.

Отремонтировали за «бесплатно»?

Двенадцать новошахтинских строителей никак не могли понять: «Почему, проделав большой объем работ и фактически превратив здание бывшей автобусной станции в торговый комплекс, денег за свой труд так и не получили?»

История растянулась на три месяца. Подрядчик Александр Иванович Букаев говорит, что от имени коллектива неоднократно обращался к заказчику — местному депутату Виктору Николаевичу Севастьянову. Но тот без объяснения причин не подписывает акт приемки, а согласно договору подряда сумма вознаграждения выплачивается в течение пяти дней как раз­таки после этого.

«Если есть какие-­то претензии по качеству выполненных работ, мы готовы их устранить, — уверяет Александр Иванович. — Но ведь все просто замалчивается из месяца в месяц…»

«Заказчик пытался нас даже переадресовать якобы к своему помощнику, которого мы с трудом, но все­таки поймали, м рассказывает строитель Михаил Аристархович Холмогорский. м Правда, толку из этого тоже никакого не получилось. Он написал расписку, что не при делах. Мол, «не имею юридического права подписывать какие­либо документы, касающиеся вопросов строительства, капитального ремонта, так как в договоренностях между Севастьяновым и Букаевым не принимал участия и суть проблемы мне неизвестна». Вы поймите, у нас семьи, которые нужно кормить! Другой возможности заработать мы не имеем. Обидно, конечно, что все так вышло, но сидеть и ждать у моря погоды тоже не выход. Сейчас вот работаем на другом объекте…»

Между тем заказчик, с которым «НВ» связалось по телефону, уверяет, что уж он­то, наоборот, давно готов решить этот вопрос и в проволочке виноваты сами строители: «Чего они кругами ходят? И к чему эти политические игры? Нужно встретиться и закрыть наряды! Мне из прокуратуры звонили, из городской Думы, теперь вот вы, из области…»

Уточним, что речь идет не о миллионах рублей, а всего о сумме порядка трехсот тысяч на двенадцать человек. Кстати, отремонтированное ими здание в центре города уже пестрит плакатами: «Мы открылись!», и в нем набирает обороты торговля.

Дорога смерти

Улица Мичурина соединяет центральную часть Новошахтинска с целым рядом его поселков — имени Горького, Радио, Самбек. Она — часть кольцевой дороги, по которой вообще можно полностью обогнуть город. Также по ней курсирует автобус междугородного маршрута «Новошахтинск — Ростов» (через станицу Родионово­Несветайскую) и обратно.

При этом на довольно оживленном и протяженном участке улицы нет ни светофора, ни знака «ограничение скорости», ни «лежачего полицейского», ни знака «пешеходный переход».

— Много раз с просьбой установить здесь хоть что­то мы обращались к властям города, но они только и отвечают: «Вопрос решается!» Так — не один год. За это время на Мичурина уже сбили несколько человек, в том числе и мою дочь, — рассказывает Галина Агеевна Стовбан. — В прошлом году под колесами погиб шестилетний мальчик. На столбе у злополучной дороги то и дело появляется букет цветов в память об очередной жертве.

Этот коварный участок с риском для жизни хочешь не хочешь, а приходится переходить. С обеих сторон здесь — остановки общественного транспорта, магазины.

«Наверху» уже даже говорят  о нецелесообразности устанавливать на Мичурина средства пешеходной безопасности.

Тогда вопрос: зачем, например, «лежачий полицейский» в тихом переулке Горняцком, по которому за сутки проезжает лишь несколько машин? Неужели он там нужнее?

 

Ни освещения, ни тротуара

В поселке Тельмана — тоже проблема дорожной безопасности. Главная одноименная улица поселка, по которой носятся «легковушки» и большегрузы, вот уже много лет не имеет тротуара ни слева, ни справа.

 

— Поэтому все население поселка, в том числе старики и дети, вынуждены ходить прямо по проезжей части, — возмущается Галина Николаевна Биловус. — Только за последнее время здесь сбили трех человек… Вечером на улице еще и темень, хоть глаз коли. Нет никакого освещения. По поводу тротуаров власти молчат, а насчет освещения вообще отослали в город-сосед Шахты. Мол, ваша электролиния принадлежит ему. Почему? Не понятно! Я раньше жила в Старом Осколе Белгородской области и скажу вам  — там намного больше порядка!

Жители также жалуются на то, что единственный общественный транспорт — маршрутка №13 — ездит не по графику, а как вздумается.

— Утром одной машины явно не хватает — народа в нее набивается, как селедки в банку. После одиннадцати часов она появляется все реже и реже, пока вовсе не исчезнет до пяти вечера, — рассказывают жители Тельмана. — Потом сделает пару рейсов — и все. После шести вечера до центра и обратно  — только пешком. А это — два километра.

Запутанная арифметика

Инвалид второй группы Лариса Ивановна Девиденок совсем потеряла надежду на уровне родного города разобраться в своем пенсионном обеспечении.

— Моя пенсия – 4891 рубль, то есть не дотягивает до прожиточного минимума. Слышала, что таким, как я, положена доплата. Обратилась в местный Пенсионный фонд, а там отказали, — вздыхает Лариса Ивановна.

В подтверждении того, что на самом деле сильно нуждается, Лариса Ивановна показала справку председателя уличного комитета с указанием на сложности в приобретении пенсионеркой одежды, обуви и проведении зубопротезирования.

С этой справкой обращалась в управление соцзащиты за адресной помощью, но тоже полная безнадега, — Лариса Ивановна перебирает бумаги. — Спасибо, нашелся добрый человек — перед церковью подарил сотовый телефон. Только куда по нему еще звонить в надежде на помощь, просто не знаю!.. 

В отделении Пенсионного фонда РФ по Ростовской области, куда мы обратились за дополнительным уточнением, сообщили, что при назначении федеральной соцдоплаты учитывают не только размер пенсии, но и ЕДВ, и другие меры соцподдержки.

— Таким образом, общий размер материального обеспечения Ларисы Ивановны (пенсия, ЕДВ) составляет более шести тысяч рублей и превышает прожиточный минимум пенсионера (5561 рубль), поэтому правовые основания для установления доплаты отсутствуют, — уверяет замуправляющего ОП ФР по Ростовской области Светлана Жинкина.

Я — есть!

Анатолий Курята прошел много кругов бюрократического ада, но так и не смог доказать, что имеет право получить паспорт гражданина России.

— Несовершеннолетним попал в колонию, — рассказывает Анатолий. — Несмотря на то что родился в городе Шахты, при освобождении паспорт мне не выдали, сославшись на украинское гражданство матери. Посоветовали искать там ее следы. Это оказалось бесполезным занятием, как и поиск  отца в Шахтах.

В своих попытках выбраться из замкнутого круга Анатолий все-таки смог собрать несколько бумаг, подтверждающих, что он есть. В том числе свою детскую медицинскую карту, справку консульства Украины, что не является гражданином этого государства, и справку из архивов о месте своего рождения.

Но этого оказалось недостаточно. С ним продолжают играть в грустную российскую забаву «Пойди туда, не знаю куда. Принеси то, не знаю что».

Меньше чем через месяц Анатолию исполнится двадцать восемь лет. Он имеет жену, ребенка и вскоре ждет появления на свет еще одного. Берется за любую работу, чтобы прокормить и сохранить семью. Официально трудоустроиться он не может все по той же причине — из-за отсутствия паспорта.

Признается, что даже по улице лишний раз опасается пройти, потому что, кроме уже давно просроченной справки об освобождении, у него нет никакого документа.

Скованные одной льдиной

От улицы Стаханова до самой Несветайской балки вот уже несколько десятков лет ни проехать, ни пройти. Из-за постоянных порывов труб летом здесь — по колено грязь, а зимой — ледяной коллапс.

— Из дворов даже невозможно выйти, не то что куда-то продвинуться дальше! — в один голос возмущаются жители поселка Пушкина. — Как же можно так жить? Обращались к властям, а там  советуют нам проявить активность и самим что-то предпринять.

— Я вот пыталась последовать их совету — выкопать лопатой траншею, чтобы хоть в нее вода стекала, но долбила-долбила землю, пока руку не повредила, — говорит жительница улицы Перетенца Валентина Федоровна Ткаченко.

Жители вспоминают, что при прежней, в смысле, советской  власти сюда привозили  угольную породу, которой засыпали этот злополучный участок. На несколько лет проблема практически была снята.

Со временем порода просела и больше не является спасением, а сегодня на жалобы горожан один ответ: «Нет денег!»

Так люди и остались один на один со своей дорожно-коммунальной бедой.

— Нам отчитываются, что привели в порядок другие, центральные улицы. Но мы ведь тоже жители этого города и хотим чувствовать себя людьми, независимо от того, на каких улицах стоят наши дома! — настаивают на своем пленники грязи и льда.

Мой дом — больше не моя крепость?

Жительница Новошахтинска Елена Гриненко попала в ситуацию, из которой не может найти выход.

— С семьей занимаю часть старенького дома, рассчитанного на двух хозяев, — рассказывает Елена. — Во второй части почти год никто не жил, потом она была продана пьющему мужчине. Не успев официально оформить жилплощадь, он умер. Опять половина дома опустела. В ней стали собираться бомжи и прочие неблагонадежные граждане. Я пыталась привлечь внимание к ситуации, которая грозит пожаром, но везде слышала: «Есть наследница этой недвижимости, пусть она оформляет документы и распоряжается».

Наследница живет в другой части города и стать собственницей части дома в переулке Невском не спешит. Между тем в конце января здесь и впрямь случился пожар, который грозил перекинуться и на соседние квартиры.

— Хоть дом и старенький, но это — единственное жилье моей семьи, — говорит Елена. — Поэтому живу каждый день в страхе лишиться его из-за очередного ЧП. Мы уже готовы выкупить пустующую часть дома, лишь бы избавиться от вечной угрозы, но даже попытки сделать это — пока напрасны, раз не оформлено наследство. Когда это случится — неизвестно.

Где это видано, где это слыхано -  юридическая «дыра» лишила покоя нормальную семью…

Где наш завод?

Следующее обращение было коллективным. «У нас отняли завод! Помогите вернуть…»  Согласитесь, просьба очень необычная. Впрочем, как и обстоятельства дела…

Долгие годы Новошахтинск был городом-донором. Угольная промышленность держала его «на плаву», и все вопросы коммунального хозяйства, социальной защиты, благоустройства решались без проблем. Потом грянула реструктуризация угольной отрасли, шахты стали закрываться. А «добила» город техногенная катастрофа на шахте «Западная» в октябре 2003 года. После нее закрылись все шахты и вспомогательные предприятия угольной отрасли. Без работы остались 23 тысячи человек…

Тогдашнее руководство города настойчиво искало инвесторов: Новошахтинску нужно было крупное градообразующее предприятие, которое постепенно заменило бы угольную промышленность. И таким предприятием должен был стать нефтеперерабатывающий завод. Идея его создания родилась в 98-м. Долгие годы согласований на всех уровнях привели к успеху: в 2004 году строительство завода началось…

А потом, в марте 2005 года, власть  в городе поменялась. Изменилось и отношение к строящемуся заводу. Его руководство, не находя поддержки у исполнительной власти города, обратилось к депутатам городской Думы с просьбой: инициировать передачу земель под строящимся заводом в Красносулинский район. Взамен руководство района обещало предоставить городу равноценную территорию, а руководство завода пообещало не сниматься с налогового учета: платить в городскую казну налоги, при приеме на работу отдавать предпочтение новошахтинцам, строить жилье, детские сады…

Землю передали, а взамен… взамен не получили ничего, кроме проблем. Осенью 2009 года была запущена первая очередь завода. И его руководство перешло на налоговый учет в Красносулинский район. А Новошахтинск лишился крупного налогоплательщика. Теперь через город каждые пять минут круглосуточно проезжают бензовозы с продукцией нефтеперерабатывающего завода, что ухудшает и без того «убитую» экологию. Водозабор на технологические нужды завод производит из Соколовского водохранилища, а это – источник водоснабжения Новошахтинска. Ухудшается качество воды, уменьшается площадь водохранилища. Завод расположен рядом с городом, при смене ветра становится нечем дышать…

В Новошахтинске нет ни одного крупного предприятия. Самая низкая зарплата среди всех шахтерских территорий. И — никаких перспектив…

Председатель Новошахтинской городской Думы В.Солнцев с депутатами стараются привлечь внимание к проблеме на всех уровнях. Именно Солнцев в свое время, будучи мэром Новошахтинска, смог «пробить» строительство нефтезавода, получил на это разрешение В.Путина…

Но пока все остается по-прежнему. Новошахтинский нефтеперерабатывающий завод не приносит городу, для спасения которого он был создан, ничего.

А городу очень хочется жить…