Времена, когда социология считалась буржуазной лженаукой, миновали. Сегодня социология — в ряду авторитетных наук. Социологов готовят в лучших университетах, многочисленные центры общественного мнения не испытывают недостатка в заказах — в том числе и с самого «верха».

А в России к тому же регулярно случается пора, когда результаты опросов и социологические прогнозы вызывают всеобщий интерес — куда более массовый, чем даже предсказания астрологов и синоптиков с их погодой и критическими днями.

Сейчас как раз то самое дивное время. До президентских выборов — считанные дни, и все больше людей принимается прикидывать возможности кандидатов. Не без помощи социологов, разумеется… Президентские выборы, если верить недавнему опросу, проведенному информационно­аналитическим центром донского парламента, сегодня затмевают в сознании наших земляков даже такое эпохально­глобальное событие, как назначенный древними индейцами­ майя на этот год «конец света».

И то сказать: «конец света» может и подождать до декабря, а президента выбирать надо уже сейчас. И пока не наступила последняя неделя избирательной кампании, когда по закону прекращается публикация результатов социологических опросов, их данные обнародуются и обсуждаются с возрастающим интересом.

Прозвучали некоторые из результатов соцопросов и во время очередной встречи в ростовском филиале Клуба политического действия «4 ноября». Тем более что без цифр социологов было не обойтись: обсуждалась тема «Социологические исследования и их роль в политической жизни страны». Большинство экспертов — социологи, и они много говорили о точности своих исследований и корректности результатов. Правда, всякий раз вынуждены были подчеркивать: при условии строгого соблюдения всех процедур опросов. Как заметил доктор социологии Южного федерального университета Максим Васьков, практически все зависит от того, как формулируются вопросы и, по большому счету, ­ от степени объективности и беспристрастности опрашивающих.

Логика разговора оказалась такова, что очень быстро от слов об общественной роли социологии участники встречи перешли к проблемам этой науки и тех, кто ею занимается. Что делают социологи: отражают общественное мнение или же формируют его? Казалось бы, ответ ясен: как и всякая наука, социология в своих исследованиях должна описывать явление. Иными словами, отражать его. Выявлять общественные настроения и демонстрировать их. Народу и власти.

И вот тут­-то и возникает коллизия. Древняя, как тот мир, где казнили гонцов, приносивших дурную весть. Сплошь и рядом случается, что и народу,  и — что чаще — власти объективные результаты исследований оказываются не по душе. Сердце им греют вполне определенные цифры, а недовольство в случае несовпадения желаемого с действительным срывают на социологах.

С другой стороны, результаты социологических исследований нередко подгоняются под определенный шаблон. Не только для того, чтобы «сделать красиво» заказавшей опрос властной структуре и избежать тем самым неприятностей для себя, но и с целью скорректировать в нужном направлении общественное мнение.

— Социология, несмотря на то, что оперирует цифрами и фактами, наука далеко не точная, ­ считает политолог Юрий Гиренко. — Хотя бы уже потому, что результаты соцопросов нередко используются в различных кампаниях в качестве инструментов влияния…

Да и сами социологи далеко не всегда оказываются свободны от политических пристрастий. Отсюда и разбросы в данных различных социологических структур. Скажем, Левада­-центр дает менее приятную для власть имущих картину, тогда как ВЦИОМ — скорее, наоборот. Цифра — сама по себе является силой, с которой, во­первых, легко можно поиграть, а во-­вторых, она способна влиять на электоральные и иные предпочтения. Слаб наш среднестатистический простой человек, и всякий раз он подсознательно тянется к большинству.

Чем и пользуются активно политтехнологи. Но пиар — это уже совсем  другая наука. Если может считаться наукой вообще… Путать пиар с социологией, по меньшей мере, непрофессионально. А чаще всего тут налицо лукавство. Недобросовестные социологи просто сознательно темнят, считает модератор встречи ростовский политолог Сергей Смирнов. Темнят уже на стадии формулирования вопроса. Тогда как ставить его надо, что называется, ребром:

— Приходящему на избирательный участок вопросов не задают. Ему протягивают бюллетень. И от него требуется всего лишь поставить «галочку». Вот с позиции выбора и следует формулировать вопрос, если вы хотите получить адекватную картину настроений избирателя. Это будет профессионально…

С другой стороны, и респонденты не всегда бывают искренни и на вопрос социолога отвечают не то, что думают. По разным причинам: хотят показать себя в лучшем свете, элементарно побаиваются, наконец. А многие вообще отказываются отвечать… По наблюдениям политолога Дмитрия Абросимова, от участия в опросах уклоняются люди, как правило, негативно настроенные по отношению к власти. И даже не подозревают, что таким поведением поддерживают «партию власти»:

— Отсюда получаемые  в ходе соцопросов завышенные рейтинги «Единой России», отдельных глав администраций…

Иными словами, установившаяся ныне мода на оппозиционность с успехом эксплуатируется далеко не оппозиционными политтехнологами. Это да: всевозможных манипуляций мы за последнее время навидались предостаточно. Что можно противопоставить им? Здесь мнения экспертов разошлись. Согласны они лишь в том, что в России пока нет такой серьезной структуры изучения общественного мнения, которая, подобно институту Гэллапа в США, пользовалась бы авторитетом и в народе, и у власти.

Эксперт Центра региональных социально­экономических исследований Александр Джадов сильно надеется, что помочь сможет профессиональная этика, которая должна появиться на данном этапе развития социологии:

— Формируется новое состояние рынка социологических услуг. Социология приобретает самоценность. И это, несомненно, плюс. Оформится сообщество социологов — появится и коллективная ответственность…

Но ректор Института политических и медиаметрических исследований Алексей Федоров куда менее оптимистичен:

— Любая попытка создать орган, регулирующий деятельность социологов, окажется формальной и лишь затормозит развитие социологии как науки…

По его мнению, рынок социологических услуг должен сам показывать, кто в этой сфере прав:

— Тот, кто дает нереальные данные, рано или поздно на этом обжигается и теряет доверие, а вместе с ним — и заказы. Результаты выборов все расставляют по своим местам…

Что ж, у нас есть отличная возможность уже через несколько дней оценить работу донских социологов. Пока, по данным  ростовского отделения ВЦИОМ, которыми мы располагаем, нас ожидают выборы в один тур.

В. Путину предрекают почти 59% голосов, Г. Зюганову — 15%, В. Жириновскому — не более 10%. С. Миронов — около 8%. Результата М. Прохорова не названо, но согласно записи в Твиттере, которую сделал бывший руководитель кремлевской администрации Александр Волошин, кандидат­миллиардер наберет около 8%. Остальные прогнозы Волошина в принципе сходятся с данными ВЦИОМ, так что примем возможный процент Прохорова к сведению.

Однако заметим, что ряд донских экспертов, не отрицая того, что выборы пройдут в один тур, прогнозируют более скромные результаты фаворита президентской гонки, которые он покажет на Дону. Согласно данным, озвученным А. Федоровым, 4 марта В. Путин наберет где-­то в районе 51­-52%. Нетрудно видеть, как в такой ситуации вырастает роль явки избирателей.

Любопытен данный экспертами клуба расклад предпочтений донского казачества, На основании данных анонимного опроса эксперты делают вывод, что симпатии казаков носят ярко выраженный консервативный характер и распределяются между КПРФ, ЛДПР и «Единой Россией». При этом безусловный приоритет донское казачество отдает правящей партии. Можно удивляться и даже спорить по поводу таких результатов, однако едва ли вызовет сомнение факт антилиберального настроя в казачьей среде.

Но повторим: в конечном итоге все поверяется результатами голосования. Честно говоря, при всех претензиях к «партии власти» просыпаться 5 марта в «другой стране» со всеми вытекающими из этого факта катаклизмами как­то мало радости. А для того, чтобы такого не произошло, нужно предстоящие выборы провести предельно честно. Именно на это сейчас существует отчетливо  и недвусмысленно выраженный общественный заказ.