Пять лет назад Восьмое марта семья наших подписчиков Жилиных встретила в расширенном составе. Свою новую маму Елену тогда первый раз поздравила с праздником шестилетняя Маша Журенко. «Машенька нашла маму» — писала газета «Наше время» об этом событии 9 марта 2007 года.

В семье уже рос Алексей, родной сын Елены. Фотография Маши, опубликованная в январе 2007­го под рубрикой «Мне нужна мама», оказалась так похожа на Лешины снимки в детстве, что Елена решилась позвонить по указанному в газете телефону и уже через месяц с небольшим забирала Машу из детского дома.

— Вот, бывает, смотришь на фотографии, — рассказывает Елена. — И вдруг как «стукнет»: мой ребенок, мой!

Так получилось с Колей. Снимок в газете, звонок в министерство образования Луизе Феневой, завсектором координации деятельности органов опеки и попечительства мин­образования… Она помогла найти мальчика по базе данных. И у Коли появилась семья, а у Жилиных — еще один сыночек. В этом году Коле­ семь лет, в сентябре в школу пойдет.

Люба на год его старше. Когда Жилины забирали ее из детдома, их пугали, что девочка не будет разговаривать вовсе. Но Елена с мужем не испугались. Упорно шли от отдельных звуков к отдельным фразам, настойчиво занимались с девочкой… Сегодня Люба нормально говорит для своего возраста. Только с буквой «р» пока проблемы…

А у Маши — свои заботы. Она пятиклассница. И, как говорит, из детства вышла.

— Мы с одноклассниками обсуждаем уже не игрушки, — сообщает мне Маша. — Планируем, кто и чем займется. У нас в классе три человека «встречаются»!

— В наше время первая любовь приходила позже: классе в десятом «встречались», а они уже! — улыбается Елена.

Во время наших прошлых встреч с Машей спрашивал ее, кем она стать хочет. Пять лет назад маме в больнице сделали больно укол, и Маша решила стать врачом, чтобы никому больно не делать. Мечте своей пока не изменяет. Одноклассники как­то осмеяли: большинство девчонок хотят стать моделями, а быть врачом — «старомодно». Маша не согласилась категорически:

— Это нужная профессия! Я буду хорошо учиться, чтобы людей лечить.

Она и в школе для этого: «Чтобы иметь хорошую профессию, а в дальнейшем родителям помогать…»

— Маша, а кто такая «мама» в твоем представлении?

— Родной человек, — не задумываясь, отвечает девочка. — Тот, который поможет в трудную минуту, на которого можно положиться. Его в будущем нужно защищать…

Тот же вопрос задаю Коле.

— Мама нам кушать готовит, — заявляет Коля, уже в юном возрасте подтверждая известную истину: «Путь к сердцу мужчины лежит через желудок». — Разрешает мультики смотреть. А когда занятия идут, она разрешает отдыхать…

Они с Любой уже ходят на подготовительные уроки в школу. Там Коле нравится. И ждет не дождется, когда в первый класс пойдут…

— В школу хочу, — говорит Люба. — Там много детей. Учительница добрая, ласковая. Учит нас…

— А кто мама для тебя?

— Любимый человек. Без мамы нельзя.

Год назад у Любы случилась травма: упала в детском саду. После этого девочку стали сильно беспокоить симптомы эписиндрома — регулярные обмороки. В детском садике Жилиным заявили, что таким детям не место со здоровыми. Елена вместе с мужем Сергеем повезла Любу в Ростов. Врачи областной больницы сделали необходимые назначения, провели курс лечения. Девочке регулярно дают препараты, а родители с тревогой ждут наступления 1 сентября: разрешат ли ей заниматься в обычной школе или придется перевести на домашнее обучение…

Люба отстала в плане подготовки на год: поэтому в первый класс идет позже. Но уже делает успехи: на подготовительных занятиях учительница ей часто ставит «солнышки» (это означает «пятерки»).

…Перед тем как мне отправиться в обратный путь в Ростов, Маша вместе с мамой решает устроить для меня экскурсию по городу, в котором вот уже пять лет живет. Взяв за руки Любу и Колю, идем по улице Кривошлыковской. Сразу переходим на асфальтированную сторону. Здесь это в порядке вещей: сторона, на которой живут Жилины, не имеет тротуара с твердым покрытием. Чтобы не вымазаться в грязи, лучше идти по другой стороне…

Через короткое время мы оказываемся в самом центре Пролетарска. Здесь разбит городской парк. Пока дети играют на единственной детской площадке (другой в округе нет), Елена вспоминает, как лет двадцать назад в парке еще крутились качели­карусели. Потом их разобрали и сдали, как говорят, на металлолом…

Хотя Пролетарск и стал уже для Маши привычным, девочку в большой город тянет. Как выучится в школе, сообщает мне Маша, уедет в Ростов…