В редакцию позвонила наша читательница Татьяна Дорофеева. «К моему отцу — ветерану ВОВ — школьники приходили, — поделилась она.— Впечатление оставили неизгладимое. Такие чуткие, внимательные, родные… Мы даже и не знали, что подростки бывают такими. Они… они прямо, как советские дети!

Когда я передала ребятам из 9 «Е» класса лицея №103 характеристику Татьяны Лаврентьевны, они рассмеялись. Но видно было — польщены.

— Мы пришли к ветерану с гитарой, спели несколько песен.  Хотели еще станцевать, но места не было. В лицее наш номер занял первое место среди 9­11 классов на конкурсе военно­патрио­тического творчества. Мы и решили, что такое выступление должно понравиться ветерану, — раскрыли они секрет.

— Просто исполнили концертную программу?

— Спели «До свиданья, мальчики», еще несколько  военных романсов, — стал более подробно рассказывать Валера Ерохин, который и играл на гитаре.– А  потом я просто аккомпанировал беседе…

… А вот беседовали ребята с ветераном достаточно долго. Пили чай. Слушали воспоминания 88­летнего солдата. О том, как прошел от Ростова до Берлина.  Как оказался в плену.

— Лаврентий Константинович  рассказывал, как немецкие танки утюжили их окопы: если бы еще раз вернулись, бойцы уже бы не выжили, — вспоминала Саша Федорчук. — А я сидела и думала: нет, я бы так не смогла.

Другие ребята подтвердили: примеряли рассказы ветерана на себя и понимали, нсколько для них, наверно, невозможно было бы пережить подобное. Хотя, «если надо будет Родину защищать…»

— Это поколение героев… — задумчиво произнес один из школьников. И тут у нас случилась дискуссия.

— К ним не как к иконе относиться нужно, это же живые люди! — возражали однокласснику. — Старенькие. Им поговорить нужно, чтобы их выслушали.

— Им внимание нужно. Чтобы знали, что они не забыты.

— С одной стороны — это живой человек, старенький. Видевший многое и сделавший многое. С другой… не чужой он. Свой. Родной.

— Морально поддержать, в быту помочь. Хотя главное — искренность, — подвел итог Слава Лукин. — Им очень важно знать, что их действительно с интересом слушают, а не просто пришли «дань памяти» отдать.

— А вам было интересно? — не удержалась от провокационного вопроса.

Ребята хором: «Да». И разговор плавно перетек на тему самой войны. Оказалось,  они достаточно болезненно реагируют на «открытия новых исторических фактов», считая это политической игрой.

— Конечно, у других стран свой взгляд на войну. Пусть с ним и остаются. Но заставлять нас верить в их правду — это просто неуважение, — считает Настя Бугольцева. — И к нам, и к России.

А самой Великой Отечественной войной ребята активно интересуются. Хотя чаще всего с упоминаниями о ней сталкиваются в …  компьютерных играх. Стрелялки и стратегии на тему ВОВ куда интереснее для них, чем с «антуражем» других эпох. К слову, в играх «исторические неточности» их не особо волнуют: «Это так по сценарию надо, а мы же правду знаем». А вот на реконструкции исторических событий в реальном мире (например, на прошедшей в годовщину освобождения Ростова) никто ни разу не был. «А что, можно было?!» — в один голос поразились и жутко разочаровались, что пропустили подобное.

Надо отметить: и в самом лицее тема Великой Отечественной войны звучит постоянно: музей, творческие конкурсы и, разумеется, «подшефная» работа. Еще несколько лет назад школьники регулярно навещали по два — три героя ВОВ. Теперь, по словам классногоруководителя 

9 «Е» Елены Чирвы, классы буквально борются за это право — хотя бы к одному попасть. Да и за возможность поздравить пожилого героя в самом классе — почти соревнование. Максимум восемь человек — пожилому человеку было бы трудно слишком многолюдное общество.

— Они уходят. К сожалению, на глазах наших учеников, — поясняет Елена Анатольевна. — К Лаврентию Константиновичу мы пришли в этом году впервые. До этого у нас был другой ветеран, но…  Ребята видят все это и — вы даже не представляете, с каким трепетом они относятся к ветеранам. Как к уходящей святыне…

…Звонок прозвенел, и мы разошлись. Уже на школьном дворе меня догнали несколько парней из 9 «Е». И признались: сравнение с их ровесниками из советской эпохи для них действительно много значит. «Мы как­то привыкли, что наше поколение только ругают. Что мы бесчувственные эгоисты. И все только о деньгах думаем…— пояснили они. — А мы… нам действительно было очень интересно. И очень важно для нас хотя бы увидеть ветерана».