У этого учреждения настолько длинное и трудно запоминающееся официальное название, что в народе его называют коротко и просто — «бомжатник». Хотя директор Ростовского комплексного социального центра по оказанию помощи лицам без определенного места жительства Геннадий Ирадионович Смольянов считает употребление аббревиатуры «бомж» очень некорректным и не соответствующим современному укладу жизни.

— Получается, бомжом можно назвать любого, даже состоявшегося, гражданина, который в силу определенных взглядов не приобретает постоянное жилье, а арендует, да еще часто переезжает из города в город, — отстаивает свою точку зрения Геннадий Ирадионович.

Тем не менее состоявшиеся и успешные в это учреждение не приходят. Здесь лишь те, кто силой обстоятельств или собственной глупости попал в трудную жизненную ситуацию, оставшись без дома и даже без документов.

«Обстоятельства» — это когда девушка-сирота получила в Кемеровской области квартиру, вышла замуж за военного, а потом переехала с ним в Ростовскую область, где он на жилищный сертификат приобрел дом, оформил его на себя, встретил новую любовь и, как собственник недвижимости, попросил жену освободить помещение. Или родственники продали стариковский дом в деревне и забрали его к себе в городскую «трешку» доживать век, но вскоре не поладили: то он по привычке рано встает, то слишком долго по утрам занимает ванную комнату — слово за слово, дедушка обиделся и ушел куда глаза глядят…

«Собственная глупость» — это когда по пьяной лавочке за ящик водки подписал бумаги и продал свое единственное жилье или в тюрьме провел много лет, в конце концов вышел, а идти некуда, кроме как в очередной казенный дом в виде социального центра.

Отдельная, но немногочисленная категория — «идейные» или «путешественники». Принципиально ведут кочевой образ жизни. Ушли в него настолько, что вернуть их обратно уже почти нереально.

Ежемесячно через Ростовский центр проходят десятки человек с очень разными судьбами. Большая часть — трудоспособного возраста. Только на питание каждого из них государство в сутки выделяет от 120 рублей. Плюс содержание, обслуживание. Но вопросом их устройства на работу всерьез в стране никто не занимается. То ли в силу сложности проблемы, то ли потому, что вместо статьи «тунеядство» теперь установка кардинально другая: «Не хочешь работать — не заставим!»

— Но утверждение, будто все бездомные не хотят работать, не соответствует истине, — уверяет Геннадий Ирадионович. — Другое дело, многие из-за возможности устроиться без предъявления документов и получить деньги сразу выбирают путь «серого» рынка рабочей силы, где сплошные нарушения — от отсутствия охраны труда до выплаты вознаграждения. Заработанное одни тут же и пропивают, другие откладывают именно на то, чтобы вернуться к нормальной жизни и, прежде всего, легализоваться — заплатить штрафы и пошлины за утерянные и новые документы. Официального пути трудоустройства многие избегают. До службы занятости, куда мы периодически выдаем направления, доходят единицы. Наверно, еще и потому, что пугает невозможность за что-то ухватиться. Например, на что жить две недели до первой зарплаты и вообще где жить, если аренда не по карману, а ведомственных помещений у предприятий больше нет?..

Геннадий Ирадионович все-таки не оставляет идею хотя бы в пределах Ростова сдвинуть проблему с «мертвой точки». Уже в ближайшее время он начнет реализацию проекта, цель которого — придать трудо­устройству бездом­ных посредством службы занятости системный характер. Из числа клиентов центра выберут несколько благонадежных, которые должны будут пройти весь предусмотренный законодательством путь, — от первого визита в службу занятости до получения направлений к потенциальным работодателям или постановки на учет в качестве безработного, что даст возможность не только получать пособие, но и самое главное — участвовать в общественных работах и других многочисленных программах занятости: по обучению новой профессии, повышению квалификации, открытию собственного дела.

— Надеемся, что пример тех, кому посредством официального трудоустройства удастся подняться «над своей сложной жизненной ситуацией», внушит надежду и другим, — говорит Геннадий Ирадионович.

Пока же, как констатируют самые разные источники, наличие у бездомных постоянного места работы — явление крайне редкое в масштабах не только Рос­товской области, но и страны в целом.