Когда общество инвалидов Пролетарского района области в 1999 году передало несколько своих зданий в собственность муниципалитету, власти Пролетарска обещали взамен отремонтировать единственный оставшийся у организации дом. Решение нигде не зафиксировали. И остались сегодня пролетарские инвалиды и без собственности, и без ремонта в доме, а он им крайне необходим! Для них это не просто здание, это — окно в мир. Нуждаются в этом «окне» около 4 тысяч пролетарцев.

На добровольных началах

Сегодня общество инвалидов возглавляет Таисия Дмитриевна Грузинова. Планы у нее большие: добиться ремонта здания, обустроить его. В доме 8 комнат. Каждая будет подо что-то специализирована. В самой теплой и светлой сделали бы игровую, чтобы дети-инвалиды играли, развивались, общались со сверстниками.

— Слезы на глаза наворачиваются, — рассказывает Таисия Дмитриевна, — когда вспоминаешь прошедшую новогоднюю елку, которую мы устраивали для наших детей. Одну девочку так и не уговорили зайти: она совершенно не привыкла к обществу.

Планируется сделать и актовый зал, и спортивный, и комнату отдыха, и компьютерный класс. В последний могли бы приходить ребята заниматься или играть и заодно учить членов организации пользоваться ПК. А возможно, если сдавать класс под курсы, он мог бы и деньги приносить.

Не оставляет свою мечту отремонтировать дом Таисия Дмитриевна по двум причинам. Во-первых, обращалась она и к губернатору Голубеву, и к председателю Законодательного собрания области Дерябкину — оба отнеслись к проблеме с пониманием, обещали помочь. Во-вторых, Грузинова такой человек, что, если уверена в своей правоте, ни за что не отступит.

Она и в возглавляемую ею ныне организацию впервые обратилась, когда столкнулась с несоответствием в областном законодательстве. Грузинова приехала из Подмосковья, где и в детском саду работала, и экскурсоводом в Кремле, и в профсоюзах различных предприятий, и в Красном Кресте. Когда переехала, не получила за первый месяц льготы. Ей сказали: так положено. А Таисия Дмитриевна, изучив законодательство, поняла, что в нем самом загвоздка. Обратилась к бывшему председателю общества: давайте напишем, будем отстаивать свои права. Но писать он ничего не стал, и Таисия Дмитриевна начала действовать самостоятельно. Конечно, не только ее усилиями, но закон изменили.

А Грузинову сразу заметили, выдвинули в правление. Таисия Дмитриевна стала вносить предложения. Поддержку они не встречали. Председатель отговаривался тем, что общество инвалидов якобы вот-вот прекратит существование, незачем что-то делать.

Последней каплей для Таисии Дмитриевны стал момент, когда было отказано в подарках детям-инвалидам на Первое сентября. Председатель объяснял: взносов нет, область денег не выделяет. Грузинова выяснила, почему их обделили. Оказалось, в организации нет бухгалтера, а значит, некому отчитываться о расходах.

— А могу обязанности бухгалтера выполнять я, на добровольных началах? — спросила Таисия Дмитриевна.

— Можете, — ответили ей. — Тогда мы и деньги вам сразу выделим. Для начала — 30 тысяч.

Аврал

В конечном итоге Таисию Дмитриевну уговорили занять место предыдущего председателя, возглавлявшего общество 20 лет. И досталось ей не только разваливающееся здание, но и весь ворох проблем.

Пришлось подбирать новых членов правления. Сегодня их — 16. Каждый занимает свою должность не просто так. У кого-то образование соответствующее, у кого-то сфера интересов совпадает с тем направлением, за которое он отвечает, кого-то жизнь сделала специалистом в определенных вопросах, но все они ответственные, неравнодушные. Владимир Фирсов, например, отвечает за спортивное направление. Он сколько ни говорил о том, что инвалиды могут не только в шашки и шахматы играть, его никто не слушал. Стала директором Таисия Дмитриевна — запланировали они вместе на 9 Мая велогонки. Уже почти все организовали. Целый праздник будет. Взрослые станут соревноваться в скорости, дети — в украшении велосипедов. Будут призы. Выступят культработники.

Приходится Таисии Дмитриевне восстанавливать документацию, регистрировать инвалидов в районе, сколько их всего — неизвестно. Работает она над составлением карт реабилитации инвалидов. Пытается хоть как-то обустроить нищенский быт дома. Ходит по всем организациям, обивает пороги, чтобы хоть что-то выпросить. Недавно в обществе появился компьютер. Старый, постоянно ломается, единственное — выглядит неплохо. Вид остальных предметов интерьера вызывает негодование и отвращение: стены облупленные; старые, раскуроченные столы; ободранные стулья; гнилые оконные рамы. Кстати, интересная деталь — дом инвалидов не имеет пандусов (!).

Пытается Таисия Дмитриевна добиться хоть сколь-нибудь значимого финансирования. С 2005 года их организация ни копейки не получала! Поэтому просит она областное общество инвалидов выделить им хотя бы на немного больше. Пока пролетарцам отказывают.

И будет интеграция

Но деньги на ремонт обязательно должны выделить, считают пролетарцы. Большая часть инвалидов стали таковыми на производстве, работая на благо страны, так неужели не заслужили для себя нормальных условий?

Я спросила у некоторых членов организации, что лично для них будет значить ремонт дома.

— Что происходит сегодня? — рассказывает Виктор Грузинов. — Когда человек получает травму, в период первичной, физической, реабилитации ему оказывают значимую помощь. А дальше? В лучшем случае в порядке очереди он попадет в центр дневного пребывания на несколько недель. Все остальное время он предоставлен сам себе. Ему и перемещаться тяжело, и работу найти трудно. Про отстаивание собственных прав и интересов и говорить не стоит. И только дома инвалидов дают реальную помощь. В них они получают поддержку, учатся, как жить в этом мире. Сегодня много говорят об интеграции, а что это такое? Для инвалидов это жизнь. Кстати, по поводу прав и интересов. Когда в Пролетарске приступают к реализации программы «Доступная среда», у инвалидов ничего не спрашивают. Для нас делают без нас. Мы поднимаем вопрос с оплатой услуг ЖКХ. За обслуживание этого дома обществу инвалидов начисляется все по обычному тарифу, думаю, скидка должна быть. Тем более что за аренду зданий многие организации, аналогичные нашей, ничего не платят…

— У меня ребенок будет сюда ходить, — говорит Анна Серикова. — Я сама инвалид третьей группы. С чем уже только не приходилось сталкиваться в этой жизни. Здесь, когда будем вместе, надеюсь, легче станет решать медико-правовые вопросы. Например, сегодня не все необходимые лекарства есть в перечне бесплатных, не соблюдается закон о выделении рабочих мест инвалидам.

— А у меня дочь-инвалид, и я жду — не дождусь, когда она свободно сможет видеться с другими детьми, — рассказывает Мария Морданева. — Дочка дома учится. Вы даже не представляете, как она ожила, когда появилось дистанционное обучение, и девочка стала видеть своих сверстников на экране. Когда получается, я приглашаю детей домой. Но бывает это нечасто. А еще я думаю о других мамах. Не все могут оставить детей-инвалидов, а в игровой они бы были под присмотром. Да и сами мамы обменивались бы опытом, заручились бы поддержкой. Если ребенок инвалид, увы, родители один на один остаются со своей бедой.