В июле сорок второго под станицей Мелиховской шли ожесточенные бои за переправу. Для того чтобы уничтожить наших солдат, немцы подняли в воздух самолеты. Началась бомбежка. Когда наступило затишье, во дворе своего дяди Александра Маркина семнадцатилетняя Валентина обнаружила тело молодого красноармейца лет двадцати — двадцати пяти.

Похоронили солдата мелиховцы в углу своего двора, поставив на могиле крест. Позже дядя соорудил деревянный памятник, вырезав из фанеры красную звезду. На надгробье написали: «Неизвестный солдат. Убит 24 июля 1942 года», ведь документов при погибшем не было.

Ухаживали за могилкой всей семьей. А в шестидесятых годах прах молодого красноармейца по христианскому обычаю перенесли на станичное кладбище, и снова Валентина Павловна Карташова с родственниками часто приходила сюда, приводя в порядок скромное захоронение. Умирая, попросила своего сына: «Не забывай, сынок, солдата!»

К сожалению, имя погибшего бойца поисковикам найти пока не удалось. На митинге, который прошел седьмого мая в станице Мелиховской возле мемориала славы, собралось много народу. Выступающие говорили о цене Великой Победы и военных тяготах, преемственности поколений и любви к Родине. Минутой молчания почтили память павших героев. А потом станичники и гости отправились на кладбище, где на месте могилы неизвестного солдата в память обо всех безымянных героях по инициативе Усть-Донецкого отделения ДОСААФ и общественности района в торжественной обстановке с воинскими почестями был установлен новый памятник. На гранитной плите есть слова: «Здесь покоится неизвестный солдат Красной Армии, погибший в бою с немецко-фашистскими захватчиками 24 июля 1942 года».

— Я не знаю до сих пор, где похоронен мой отец, — донеслись до меня слова стоящей рядом пожилой женщины. — Вот и прихожу к этой могилке каждый год.

И она, перекрестившись, положила на гранитную плиту охапку сирени. А потом замерла на несколько минут в низком поклоне.