Письмо в нашу редакцию житель хутора Нижнекалинова Константиновского района Николай Аскалепов сел писать в День Великой Победы. Как он потом рассказывал, просто лопнуло терпение.

— Я читаю «Наше время» с юности, когда газета еще называлась «Комсомольцем», — говорит Николай Павлович. — И с тех пор не изменяю ей вот уже полвека. Правда, никогда в нее не писал, хотя часто хотелось высказать свое мнение. А тут перед Днем Победы столько интересных материалов на тему войны вышло. Они, наверное, никого не оставили равнодушным. Вот и я решился обратиться за помощью…

В январе сорок третьего года на территории Константиновского района шли кровопролитные бои. Стоящий на берегу Северского Донца небольшой хутор Нижнекалинов просматривался в занесенной снегом степи, как на ладони. Немцы, отступая под натиском советских солдат, заняли самую высокую точку на противоположном берегу. Ее местные жители не зря между собой называли шпилем. И били по хуторку прямой наводкой, превращая в груды развалин дома и другие постройки.

Бабушка и мать Николая Павловича вместе с другими родственниками и односельчанами во время бомбежек и обстрелов прятались в погребах. Возле их дома трое красноармейцев поставили полевую кухню. Шел бой. И хуторянки едва успели перекинуться с бойцами несколькими фразами. Все солдаты были совсем молоденькими, как потом рассказывала бабушка Николая Павловича Анна Агапьевна. Один говорил, что жил до войны в Морозовске. Другой сообщил, что вот-вот вступит на родную землю. Наверное, был из соседнего района. О третьем женщины вообще ничего не успели узнать.

На закате красноармейцы затопили кухню. Фашисты, заметив дымок, ударили по нему из орудия. Снаряд пробил стены дома и попал в то место, где находились красноармейцы. Из них никто не остался в живых. 

Хуторяне похоронили бойцов в погребе соседнего разрушенного дома. Обложили место захоронения камнями — их тут много окрест лежит. А сверху плоский камень положили и крест на нем высекли. Ходили потом по нескольку раз в год к братской могиле, траву пололи, песочком посыпали. Плакали тихонько о таких же без вести пропавших солдатиках, ведь и в семье бабушки трое сыновей ушли на фронт. Вернулся домой один.

— Только через много лет благодаря помощи работника Константиновского райвоенкомата Валерия Леонидовича Иванова удалось узнать, что дяди мои Николай и Григорий пали смертью храбрых во время освобождения Украины и похоронены в Днепропетровской области, — рассказывал Николай Павлович. — До этого они числились в списках пропавших без вести. Мы съездили туда со всей родней. Встретились с местными следопытами.

Приняли нас как белых людей. Фамилии дядей высечены на братской могиле. Есть куда цветы положить, праху поклониться. А у нас что?!

И Николай Павлович взволнованным голосом продолжает свою грустную историю.

— Солдатики, похороненные моими родными, так и остались лежать, словно сироты, в голой степи на окраине хутора. Уже нет в живых бабушки и мамы. Выросли и разъехались мои дети. Один пока сын остался со мной, да кто знает, как сложится его судьба. Может, тоже уедет из дома в поисках счастья, ведь в хуторе нет работы. У нас с женой уже здоровье подкачивает, да и могила солдат находится от нашего дома не близко. Кто за нею будет ухаживать?

— А что власти? — спрашиваю я. — Почему до сих пор не произвели перезахоронение, ведь есть в вашем хуторе братская могила?

— Мне уже надоело пороги обивать, — говорит Николай Павлович. — Куда только не обращался, ответ один: потом-потом. Потому и написал к вам в газету. Одна надежда на вас осталась.

В тот вечер я приехала в Нижнекалинов не одна. Вместе со мной изъявили желание побывать в хуторе командир Константиновского филиала отряда «Поиск» межрегионального поискового центра «Южный рубеж» Вячеслав Градобоев и его неравнодушные друзья Сергей Комаров и Александр Бочков. Вячеслав активно занимается краеведческой работой. Не так давно на собственные средства установил памятники на братских могилах солдат, захороненных в годы войны на территории кладбища в городе Константиновске. О нем уже рассказывала наша газета в 2010 году («На братских могилах не ставят крестов…», № 432 от 7 декабря).

Мы побывали на месте воинского захоронения, связались с Александром Павленко — руководителем отряда «Поиск» МПЦ «Южный рубеж», встретились с главой администрации сельского поселения Екатериной Ткаченко. Все они пообещали помочь перезахоронить прах солдат в братскую могилу…