Оказание социальных услуг на дому — одна из важных составляющих государственной поддержки пожилых граждан и инвалидов. Об этом — наш разговор с министром труда и соцразвития Ростовской области Еленой Скидан.

— Елена Ивановна, насколько сегодня востребовано социально-бытовое и социально-медицинское обслуживание на дому?

— Достаточно сказать, что на постоянном надомном обслуживании состоят более 71 тысячи человек. При этом очередность в настоящее время — еще 2,6 тысячи человек. У одного соцработника в сельской местности пять подопечных, в городе — 10. Всего же в учреждениях социального обслуживания работают более 11 тысяч наших сотрудников.

— Вы упомянули о наличии очереди. Но, может быть, есть категория «вне очереди»?

— Правом внеочередного принятия на социальное обслуживание пользуются инвалиды и участники Великой Отечественной, инвалиды боевых действий. Также в первую очередь такая помощь предоставляется супругам погибших (умерших) инвалидов и участников Великой Отечественной, не вступившим в повторный брак, одиноким нетрудоспособным гражданам и инвалидам (в том числе детям-инвалидам), труженикам тыла.

— Известно, что социальные услуги делятся на гарантированные и дополнительные. В чем между ними разница?

— Перечень гарантированных социальных услуг утвержден постановлением правительства Ростовской области от 23.12.2011 №278. Они предоставляются во всех территориях. Это:

  • покупка и доставка на дом продуктов питания, горячих обедов,
  • содействие в приготовлении пищи,
  • доставка воды, топка печей, помощь в обеспечении топливом для проживающих в домах без центрального отопления и водоснабжения,
  • сопровождение вне дома, в том числе к врачу,
  • содействие в организации ремонта и уборки жилых помещений,
  • оказание помощи в вопросах пенсионного обеспечения, получении льгот, других социальных выплат.

Что касается дополнительных социальных услуг, то их перечень утверждают главы муниципальных образований, исходя из потребностей местного населения.

В него входят:

  • мелкий ремонт одежды,
  • оклейка окон на зиму,
  • утюжка белья,
  • мытье холодильников, газовой плиты,
  • помощь в купании…

— Елена Ивановна, значит ли это, что дополнительные социальные услуги в территориях области могут очень разниться?

— Это действительно так. Например, в сельской местности актуальны такие дополнительные социальные услуги, как вскапывание или боронование почвы на приусадебном участке, сбор урожая, колка дров, а горожане нуждаются в другой помощи.

— Как и в каких размерах осуществляется оплата социальных услуг? Есть ли граждане, которым они оказываются бесплатно?

— Гарантированные социальные услуги могут предоставляться как бесплатно, так и с частичной или полной оплатой. Это зависит от соотношения среднего размера получаемой пенсии каждого члена семьи и прожиточного минимума.

То есть бесплатно — если средний размер пенсии каждого члена семьи ниже прожиточного минимума. Частично — в случае, если эта величина составляет от 100 до 150% прожиточного минимума. При этом размер оплаты не может быть больше 25% от разницы между средним размером пенсии и прожиточным минимумом. Соответственно, полная оплата по утвержденным тарифам взимается с тех, чей средний размер пенсии превышает 150% прожиточного минимума.

Дополнительные социальные услуги оплачиваются всеми полностью.

— Елена Ивановна, вы упомянули про тарифы. Сколько это в рублях?

— Поверьте, речь идет о небольших суммах. Достаточно сказать, что в месяц оплата за социальное обслуживание составляет от 150 до 300 рублей.

— Помимо непосредственно оказания услуг, соцработницам приходиться находить общий язык с подопечными. Не секрет, что характер у некоторых пожилых не сахар. Случаются ли конфликты на этой почве и как они разрешаются?

— Каждый человек, не только пожилой, индивидуален и имеет свой характер. Еженедельно руководством учреждений проводятся планерные совещания, на которых особое внимание уделяется конфликтным ситуациям. Каждого соцработника инструктируют, каким образом избегать конфликта. Но, к сожалению, это не всегда удается.

— И где же выход?

— О таких ситуациях обязательно ставится в известность заведующая отделением, которая встречается с обслуживаемым, выслушивает, обсуждает с ним возникшую ситуацию, предлагает возможные пути решения конфликта. Если пожилой человек категорически отказывается идти на компромисс, ему предлагают другого соцработника.

— А есть ли примеры «наоборот» — когда соцработник и подопечный идут вместе по жизни не один год?

— Как показывает практика, случаи, когда отношения между обслуживаемым и соцработником носят доверительный характер и длятся не один год, не редкость.

— Елена Ивановна, «больной вопрос» — о зарплате соцработников. За свой непростой во всех отношениях труд они по-прежнему получают очень мало. Будут ли какие-то изменения?

— Действительно, зарплата социальных работников продолжает оставаться самой низкой в бюджетной сфере. В этом году их должностной оклад составляет 4465 рублей, с учетом компенсаций и стимулирующих выплат — 6400.

Но уже осенью намечено заметное повышение зарплаты соцработников.

— Как вы относитесь к тому, что в сферу социального обслуживания может прийти частный бизнес?

— Областным законодательством предусмотрено осуществление социального ослуживания как учреждениями иных форм собственности, так и предпринимателями. Однако здесь особое внимание следует обратить на сохранение основных принципов предоставления социальных услуг: адресность, доступность, добровольность и, конечно, гуманность.