В Ростовском государственном экономическом университете вышла книга «Особенности развития экономики и социальной сферы Ростовской области в 2009-2011 годах: анализ, тенденции, перспективы».

О том, как создавалась книга, в каком состоянии сегодня экономика области, что необходимо для ее стабильного развития, мы говорим с научным руководителем издания, доктором экономических наук, профессором, ректором РГЭУ Николаем Кузнецовым.

— Николай Геннадьевич, думается, издание привлечет внимание тех, кто хотя бы немного интересуется экономикой, жизнью нашей области. Книга получилась нескучная, несмотря на обилие цифр. 

— Без цифр провести экономический анализ состояния дел в области невозможно. Над книгой трудился творческий коллектив наших статистиков, которые умеют работать с цифрами. А с цифрами важно не только уметь работать, но и любить их. Если цифры не любишь, анализ вый­дет деревянным, топорным.  

— Издание посвящено 75-летию Ростовской области. А в книге представлен срез экономики за последних три года. Почему именно эти три года, а не, допустим, последние пять лет?

— Наши ученые, как и коллеги из других вузов, принимали участие в разработке «Стратегии социально-экономического развития Ростовской области на период до 2020 года». И книга стала логическим продолжением исследований в этом направлении. Мы взяли базовым 2009 год и два последующих, когда во власть пришла новая команда. Надо сказать, что губернатору области Василию Юрьевичу Голубеву несколько не повезло — на область обрушился кризис. Как и на многие другие регионы. То есть мы исследовали период развития области до и после кризиса. По проведенному нами анализу экономики области нельзя сказать, что мы что-то или кого-то пытались отстаивать. Все абсолютно объективно.

— На какой сектор экономики в послекризисный период руководство области обратило внимание прежде всего?

— На промышленное производство. На базе новых производств стали создаваться высокотехнологичные рабочие места, привлекающие молодежь. Сегодня, как известно, молодые люди хотят быть банкирами, финансистами, менеджерами, руководителями торговых проектов, логистами, маркетологами. Вместе с тем государством оказывается поддержка техническим вузам, а инженерами производств мало кто хочет стать. Отчего так? Да потому что не привит вкус к новому производству. Представление о производстве у многих связано с образом слесаря в замасленной робе, перчатках, с гаечным ключом. Это совершенно не так. Современное производство — это станки со сложным управлением, высококвалифицированными инженерными кадрами. Поэтому сегодня руководством области взят курс на инновационные проекты, инвестиции в которые позволят не только подготовить хороших инженеров, но и выйти на уровень мировых технологических процессов. Есть же еще малый бизнес, в том числе и в сфере производства. Если мы его не разовьем, какого-либо успеха ожидать в экономике трудно. И в книге мы показываем, что развитие малого бизнеса — одна из задач стратегии области.

— В книге вы уделяете большое внимание сельскому хозяйству, продовольственному комплексу области. Наша область всегда была богата на сельхозпродукцию. Но на региональном внутреннем рынке нашей сельхозпродукции по-прежнему мало.

— Здесь важен количественный показатель. Что брать в качестве критерия? Производство всеми любимых багаевских огурцов должно покрывать не только область, но и всю Россию. Для этого необходимо поливное земледелие, семена, удобрения, производство, техника, специалисты. Или возьмем животноводство. Поголовье в области должно быть таким, чтобы оно могло давать и молока, и мяса столько, сколько его производят в Европе. Скажем, в Октябрьском сельском районе открыто новое предприятие по производству индейки. Своей продукцией оно способно обеспечить потребность внутреннего рынка нашей области и за ее пределами. То же можно сказать о группе компаний «Агроком», производящей мясные, колбасные изделия. Или, к примеру, строительство в Азовском районе завода по производству «Пепси-колы», «Кока — колы». Это тоже насыщение потребительского рынка.

— То есть по продуктам питания мы себя обеспечиваем.

— И достаточно хорошо. Более того, сейчас в области идет четкая экономическая политика, связанная с тем, чтобы темпы роста производительности труда опережали темпы роста его оплаты и позволяли прийти к той заработной плате, которая будет обеспечивать потребности населения. Какой должна быть зарплата в области? Сейчас она берется как средняя, но колебания по предприятиям очень большие.

— Мы вышли из кризиса, преодолели падение целого ряда показателей, а по многим превысили докризисный период. Давайте уточним, по каким конкретно?

— По объему регионального продукта, производительности труда, сельскому хозяйству, росту населения, сокращению безработицы. У нас сейчас количество вакантных рабочих мест значительно превышает число безработных. По сути, если человек захочет работать, он найдет работу. Также стабилизировалась кредитная политика. Заметно активизировался рост потребления электроэнергии. То есть предприятия региона работают более интенсивно, чем в предкризисный период. Создана база квалифицированной рабочей силы и персонала с высшим образованием для того, чтобы можно было переучиваться на новые виды деятельности. Сейчас заложен хороший задел для дальнейшего развития всех экономических показателей до 2015 года.

 — За счет чего?

— Прежде всего, за счет эффективного менеджмента высшего руководства области, который правильно выработал экономическую политику и определил точки роста. Скажем, на «Ростсельмаш» сейчас рассчитывать трудно. Производство сокращается. Значит, нужны другие виды деятельности, где будет рост…

— В сравнении с соседними регионами по многим социально-экономическим показателям Ростовская область стабильно занимает третье место. 

— Если брать показатели сельского хозяйства, то многое зависит от климатических условий. То есть существуют какие-то объективные причины, когда что бы ты ни делал, а желаемого достигнуть не получается. Тот же Краснодарский край за счет плодородия почв, погодных условий всегда по урожайности будет выше, чем наша область. Но есть еще наука. Если в наше сельское хозяйство очень активно внедрять науку, то, в принципе, урожайность у нас  может быть выше, чем у краснодарцев. Как по видам производства, так и по продукции. Но есть еще условия, равные для всех. Например, в развитии промышленного производства. Оно не связано с рисками, как в сельском хозяйстве. Если, опять же, наш научный потенциал будет эффективно задействован в промышленности, то мы многого добьемся. Должна быть связь науки с производством.

— А если завтра — «вой­на», то есть вторая волна кризиса?

— Если случится кризис, то он будет во всем мире. Но та экономическая «подушка», которая у нас накоплена, позволяет думать о будущем с оптимизмом. В отдельно взятой семье коммунизм, может, и можно построить, но в отдельно взятом регионе — вряд ли, потому что он всеми связями соединен с экономикой страны. Бюджет государства — это очень существенный инструмент экономического развития, и без него просто невозможно. Поэтому те золотовалютные резервы, которые имеются в государстве, предназначены для того, чтобы решать вопросы кризиса, уберечь нас от какого-либо падения. В этом отношении возможности у страны неплохие. И в области, по нашим исследованиям, достаточно хорошая база для того, чтобы мы могли успешно функционировать, несмотря на проблемы, которые могут возникать извне.

— Из вашей книги можно сделать вывод, что у жителей области довольно  стабильный сегодняшний день. В то же время возникает ощущение, что нам не хватает каких-то знаковых проектов, которые бы позволили укрепить позиции и сделать рывок…

— Нельзя сказать, что у нас нет таких проектов. Возьмите НЭВЗ, Роствертол — это производства, которые являются двигателем промышленности области. И там есть довольно серьезные достижения. Или наш Южный федеральный университет. У него наука — это 1 миллиард рублей от тех проектов, о которых вы говорите. По разным направлениям в области химии, математики, физики. Есть чисто теоретические работы, а есть прикладные. И в целом вклад вузовской науки в развитие региона очень значительный. Раньше была отраслевая экономика, лаборатории. Те люди, которые там работали, постепенно перешли в вузы, возглавили лаборатории, кафедры. Поэтому основная наука — в высших учебных заведениях области. И естественно, тот прогресс, который осуществляется сегодня в области, опирается на вузовскую науку.

— Для области 75 лет — возраст, когда уже и «внуки» повзрослели, растут «правнуки». Что нужно, чтобы они чувствовали себя уверенно?

— Хороший образовательный потенциал. У нас очень мощное высшее и среднее профессиональное образование. В масштабах России наши вузы входят в пятерку лучших. Нужна также квалифицированная рабочая сила. Для того, чтобы овладеть современной техникой, которая сегодня приходит на производство, одного профессионально-технического образования мало, необходимо — высшее. Тот образовательный потенциал, который есть в области, позволяет формировать квалифицированные кадры, которые понимают перспективу развития современного производства. И, конечно, надо повышать образовательный, культурный, нравственный уровень наших школьников.