«Выбирай не дом, а соседей» — говорится в казахской пословице. Ростовчанин Николай Иванович Бачевский, проживающий на улице Губаревича, 26, о ее смысле никогда особо не задумывался. Так было до тех пор, пока два года назад подворье, что находилось у него за забором, не приобрел новый хозяин.

Отношения с новым соседом (назовем его Иванов) сложились нормальные. Он начал строить двухэтажный дом. Пообещал, что выкупит у Бачевского его домишко с подворьем в две сотки. Причем будут предложены такие деньги, за которые и двухкомнатную квартиру в Ростове можно будет приобрести, и гараж. Однако за это Николаю Ивановичу следует дать согласие на постройку соседского дома на расстоянии одного метра от межи. Бачевский согласился. Обещание нотариально заверил. А вот слова по поводу покупки двухкомнатной квартиры Ивановым так никто и не зафиксировал, никто под ними печати не поставил.

Когда в ходе стройки и обустройства двора у Бачевского возникали какие-либо недовольства и он их озвучивал, из-за забора ему отвечали: мол, какая разница — все равно скоро у тебя все выкупят. Тот отступал. Так было, и когда Иванов установил бетонные плиты вместо забора, выступив на полметра за межу, и когда двор стал землей отмащивать. Получилось, что новый бетонный забор прошел вплотную к стене дома Бачевского, наполовину прикрыв его. С одной стороны, стену как будто бы тем самым укрепили, с другой — землю насыпали вровень с плитами, без цоколя кладка стала отсыревать. К тому же, когда рядом с домом Бачевского работали ковшом, задели стену. Она дала трещину.

Перезимовав в доме со щелью, Бачевский возобновил с соседом разговор о замене жилья. Иванов предложил ему подыскать что-нибудь за полтора миллиона рублей… Купить за такие деньги в Ростове двухкомнатную квартиру было невозможно. Бачевский решил обратиться в суд.

Иванов говорит, что все было не так. Уверяет, что дом дал трещину давно. Постройка начала века, обложенная кирпичом — иссяк у нее просто запас прочности. Межу, говорит Иванов, не преступал. А что касается предполагаемой покупки соседского двора, отвечает сразу: никак его стоимость не может быть равнозначна цене двухкомнатной квартиры в Ростове. Потому что две сотки земли со старым малюсеньким, пусть и двухкомнатным, домиком того, конечно же, не стоят.    

— Но ведь обещали-то и квартиру, и гараж… — говорю Иванову.

— Да мало ли кто что обещает, — отвечает владелец новостройки, — нотариально ничего заверено не было.

Допустил Бачевский непоправимую оплошность и когда доверил представлять свои интересы в суде одной из многочисленных компаний, занимающихся всевозможными сделками по недвижимости. Все договоренности заключил устно. Не потребовал составить ни договор, ни чек выдать, подтверждающий оплату услуг. Не прочитал он даже исковое заявление, составленное от его имени. В итоге когда на суде услышал, о чем он якобы сам просит, опешил. Оказалось, что вовсе не межу вернуть ему на место нужно или добиться ремонта дома в связи с полученной трещиной, а ни много ни мало — снести соседскую новостройку. С чего бы это? Бачевский уверяет, что никогда об этом и не думал: соседский дом ему не мешает нисколько, а вот произведенными работами ему вред нанесли. Он хотел, чтобы устранили их последствия или сдержал сосед обещание по покупке квартиры.

— Я обратился в компанию за помощью. Разбирался бы в юридических тонкостях — сам бы свои интересы защищал! — говорит Бачевский. — Никак не думал, что меня опять обманут.

В компании уверяют, что они, как могли, соблюли пожелания клиента. Мол, как говорил, как хотел, так и сделали. «А вообще, — сказали представители фирмы, — понять его было крайне сложно».

В последнее лично я поверю вряд ли. Сама несколько раз общалась с Николаем Ивановичем. Мысли излагает ясно, последовательно. Но вот вопрос: человек с немалым жизненным опытом, почему он не взял расписку с соседа и не оформил должным образом отношения с компанией, представлявшей его интересы в суде? Понадеялся на «авось», или сказалась элементарная правовая безграмотность? Сам Бачевский говорит, что просто привык верить людям. Вроде бы это и хорошо, только вряд ли сегодня он может рассчитывать на то, что Иванов купит для него новое жилье, хотя, судя по всему, тот обещание в свое время давал. А раз давал, очевидно, что и строительство мог на самом деле вести не очень аккуратно — все равно рассчитывал выкупить соседскую территорию. Только доказать теперь это можно лишь в суде, а на проведение необходимых экспертиз нужны деньги, которых у Бачевского уже почти не осталось. Компания, что представляла его интересы, ничего своему бывшему клиенту возвращать не собирается. Ведь и в отношении их действий Бачевский толком ничего доказать не может...