Продолжение. Начало в № № 658, 661, 665.

Сегодня очевидно: при всей разнице в подходах и оценках белорусский и российский опыт дополняют друг друга. О том, насколько мы похожи, уже много слов сказано. А вот в чем отличие? Это тоже нелишне понять, чтобы перенять лучшее. Ведь неслучайно же родилась эта шутка: «Белорусы — это те же русские, только со знаком качества». Так по каким принципам этот знак качества ставится?

Дело для молодых

Трудно сказать, что более всего поражает при посещении республиканского Центра трансплантологии. То ли статус крупнейшей в Европе подобной клиники, производящей более 240 операций по пересадке сердца, печени, почек и поджелудочной железы в год. Хоть и заметно меньше, чем в Европе, зато куда больше, чем во всех республиках бывшего Союза, не исключая и Россию… То ли то, что все операции тут для жителей республики бесплатны. Скорее всего, и одно, и другое. А еще возраст руководителя Центра: потомственному врачу Олегу Руммо, хирургу, четыре года назад впервые в республике осуществившему сложнейшую пересадку печени, всего 42. Когда он взялся за организацию Центра, было еще меньше. Вот как вспоминает то время президент Лукашенко:

 — Олег Руммо с пацанами пришел ко мне и говорит: «Александр Григорьевич, мы хотим заниматься пересадкой сердца и прочее». — «Свят, свят… да подожди ты, какое сердце?» — «Поддержите, помогите». Ладно, я раз подумал, второй — построили им этот центр. И они уже услуг оказали на три миллиона долларов, спасли сколько россиян…

Надо сказать, молодые лица мы видели не только в Центре трансплантологии. Молоды руководители Парка высоких технологий, топ-менеджеры брестского «Гефеста», кобринской фабрики «Полесье». На этих предприятиях вообще много молодежи. Но и постарше возраст — не редкость.

Кадры решают и запевают

Если же говорить о властных структурах, то те чиновники, с которыми мы встречались, своим обликом вызывали в памяти известную ассоциацию с кадрами, которые «решают всё». Наверняка были чубатыми комсомольцами еще в ту пору, когда газеты на разные голоса повторяли эту советскую формулу. В солидном возрасте пребывают многие члены правительства. Скажем, первый вице-премьер Владимир Ильич Семашко, которому вот-вот исполнится 63 года, стал членом кабинета в 52, после того как в течение нескольких лет возрождал производство телевизоров, будучи гендиректором завода «Горизонт». Его ровесник — председатель Брестского облисполкома Константин Андреевич Сумар в свое время работал министром. А сегодня на плечах предоблисполкома, или, как часто называют эту должность в Беларуси, – губернатора, край, составляющий основу экономики страны и имеющий громадную нравственную и историческую ценность не только для белорусского общества.

Схожим путем прошел и председатель Кобринского райисполкома Николай Алексеевич Кенда. Ему скоро 62 года. Минимум 17 из них посвятил муниципальному управлению. Было время, возглавлял областной ЖКХ. Что, конечно, не могло не сказаться на сегодняшнем облике района.

Свое кредо Кенда формулирует кратко:

— Легко управлять районом, когда тебя понимают. Когда работают с мыслью, что все получится…

В чем-то перекликается с взглядами самого президента:

— Вы знаете, в одном из государств недавно все восхищались: министр пришел в 30 лет (угадайте с трех раз: в каком? — В.К.). Но у тридцатилетнего министра нет за спиной того багажа, который позволит ему нормально работать. Если тебе 45 — 50, под 60 (это особенно умудренные опытом, крепкие люди, и у них с советских времен опыт), дай Бог мне побольше таких людей. Нужен профессионал, и не важно, сколько ему лет …

Заметим, что самому белорусскому президенту тоже уже недалеко до 60. Однако не только возрастом схожи Лукашенко и его команда. И Сумар, и Кенда, и глава Березовского района Юрий Наркевич — все это не столько функционеры, сколько своего рода «отцы» своих территорий. В их поведении и стиле работы находят отражение аналогичные личные качества президента Лукашенко, которого ведь не зря зовут Батькой — и не только в республике.

Во все тонкости стремится вникнуть Александр Григорьевич. Полушутя-полусерьезно рассказал нам историю, как обеспечивал явку зрителей на неудачную для белорусов игру с футбольной сборной Испании:

 – Вот, собрал народ… почти 40 тысяч человек, яблоку негде было упасть на трибунах. И что получили?! Теперь им передайте привет, скажите, что это я им людей собирал. А на игру с Грузией собирать уже не будем…

По-научному подобный стиль руководства зовется патерналистским. Однако не будем спешить с ярлыками. Ведь и в наших пределах такой стиль пользуется популярностью. Вспомним глав ряда донских территорий — бывших и нынешних, для которых он свойственен. Владимира Софроненко, много лет возглавлявшего Константиновский район, или действующего главу Октябрьского района Евгения Луганцева… Разве их работу не назовешь успешной? Да и в масштабе страны востребованы у нас нередко именно такие руководители.

…А губернатор Брестчины ко всем своим достоинствам еще отлично поет. На приеме в честь российских журналистов в пику всем пунктам протокола (и то сказать: какая дипломатия промеж друзьями?) Константин Андреевич выступил запевалой. Все вместе мы спели и «Подмосковные вечера», и пахмутовскую «Белоруссию»… Душевно получилось, а потом Сумар весьма профессионально исполнил несколько неаполитанских песен.

И сегодня, когда мне приходится сталкиваться с некоторыми нашими уездными кое-какерами, ничего не умеющими и ничего не желающими сделать для своих людей, вспоминаю брестского губернатора, его область и его песни. И закрадывается злая мысль: «Хоть бы уж петь научились, что ли»…