Полвека Виктор Алексеевич Пронин проработал фрезеровщиком на «Роствертоле». За этот большой «официальный» отрезок своего трудового пути он получил множество поощрений и наград. В том числе — именные часы министра авиационной промышленности и медаль «За доблестный труд».

Сейчас Виктор Алексеевич имеет звание «Ветеран труда» и говорит, что в этом смысле все справедливо: «Помимо трудовой пенсии получаю так называемую «директорскую» пенсию от родного предприятия, пользуюсь ветеранскими льготами. Но особенно накануне Дня Победы, когда поздравляют в том числе и тружеников тыла, дает о себе знать обида».

Он уверяет, что его трудовой путь на самом деле начался задолго до «Роствертола». Во время Великой Отечественной вместе с десятком других 13-летних мальчишек он помогал разгружать вагоны с военным снаряжением.

— В те годы в районе Комсомольской площади находились железная дорога и несколько складов, — вспоминает Виктор Алексеевич. — Нас просили взрослые, в том числе военные, вот мы и проводили там по нескольку часов в день. Что могли поднять, то и несли. Естественно, официально никто нас на работу не оформлял...

Теперь отсутствие бумаг, подтверждающих трудовую деятельность в годы Великой Отечественной, и стало препятствием на пути получения звания «Труженик тыла».

— Я очень удивился, что, будучи 1931 года рождения, Виктор Алексеевич не имеет этого звания. Ведь в годы Великой Отечественной в его возрасте и старше практически никто не оставался в стороне. Кто где мог, там и работал. Просто некоторых, как меня, отправили от техникума на Пермский авиационный завод за токарный станок, а других, как Виктора Алексеевича, использовали на подручных работах. Откуда же у него могут быть подтверждающие бумаги?.. — выражает свое недоумение член совета ветеранов «Роствертола», труженик тыла Константин Иванович Гришанин.

Тем не менее в управлении соцзащиты Октябрьского района Ростова с Виктором Алексеевичем долго разбираться не стали: «Нет подтверждающих документов либо медали «За доблестный труд в годы Великой Отечественной» — значит, звание не положено. Таково законодательство.»

«За бортом» этого звания остался не один Виктор Алексеевич. Обращения тех, кто в силу обстоятельств так и не получил «ветеранство», поступают в органы соцзащиты во всех регионах страны. Правда, некоторые при отсутствии подтверждающих документов смогли воспользоваться законодательным правом и, представив в суде двух и более свидетелей, доказать факт трудовой деятельности в годы Великой Отечественной.

— За все время я случайно встретил лишь одного из тех мальчишек, с которыми работал на разгрузке вагонов, — говорит Виктор Алексеевич. — Но вскоре его не стало...

Заводской активист-ветеран Константин Иванович Гришанин готов «биться» за Виктора Алексеевича: «Если нужно, «Роствертол» предоставит официальную бумагу о том, каким он был замечательным тружеником все полвека своей работы. С появлением заказа на производство вертолетов Ми-8 освоил обработку лонжеронов на продольно-копировально-фрезерном станке. Делал длинномеры по 12 метров таврового сечения на вертолет Ми-12 для московского завода имени Миля. Виктор Алексеевич фрезеровал и лонжероны боевого вертолета Ми-24. Когда начались афганские события, потребовались взаимозаменяемые лопасти. До 12 ночи не уходил с работы, добиваясь номинальной толщины стенок по всей длине лонжерона. Да разве все перечислишь!..» Но, к сожалению, все это никак не может служить подтверждением совсем другого, военного этапа трудовой биографии Виктора Алексеевича.

Сам же он говорит, что это звание ему нужно не для льгот и каких-то денежных поощрений.

— Все это я уже имею как «Ветеран труда», да и родное предприятие поддерживает, не забывает. Только очень хочется, чтобы государство официально признало и мой вклад в победу, — как может, 81-летний Виктор Алексеевич пытается объяснить, что не дает покоя его душе.