Все ждали Ольгу Ивановну. К четырем часам надо уже было быть в областной прокуратуре — «Семерочка», вокально-хореографический ансамбль детского дома № 7, должен выступать там с концертом на предновогоднем торжестве. Нужно успеть собраться, подготовить костюмы. А возвращавшаяся из министерства директор детдома Ольга Ивановна Тимко «застряла» в автомобильной пробке и сейчас руководила процессом по телефону, отвечая на звонки.

Но ребята и сами знали, что делать: потихоньку сносили вниз аппаратуру, барабаны, осторожно несли на вытянутых руках гусарские мундиры, в которых предстояло выступать.

А завуч Марьям Николаевна Оганесян, присев за компьютером, тем временем показывала облепившей ее ребячьей стайке фото той гостиницы в Вене, куда им в скором времени предстоит отправиться.

— Едем в Австрию на Международный детский хореографический конкурс, — сообщают ребята. — Больше тысячи человек из разных стран будут в нем участвовать. Загранпаспорта у всех уже готовы, Ольга Ивановна последними формальностями занимается. Нет, это не первая наша поездка, — продолжают, отвечая на мой вопрос. — Наша «Семерочка» уже ездила в Германию, Грецию, Прагу, в Финляндии два раза были…

Лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Не буду поэтому расписывать свои личные впечатления от концерта воспитанников детского дома № 7, они часто выступают на городских мероприятиях, единодушное суждение о них — замечательно! И дело даже не в талантах ребят, а в том, с каким вдохновением они поют, танцуют, какой ток радости от них идет.

Приехала Ольга Ивановна — к ней рванулись все сразу, все вокруг закрутилось. Вопросы, ответы, просьбы, реплики, пожелания:

— Второй погон куда-то подевался, надо найти. Эта шапка подходит? А вот эта? А можно я серое пальто надену?

Дверь распахнута настежь. И то один ребенок, заскочив в кабинет, привычно обнимал директора, то другой. Она тоже, раздавая указания, отвечая на вопросы, то кого-то по макушке потреплет, скажет что-то ласковое, то наклонится и поцелует. А дети просто расцветали…

— Я не типичный директор, — говорит о себе.

Так и есть. Когда позвонили и сообщили, что она стала победителем конкурса «Человек года-2012», подумала, что это розыгрыш. «Говорю: не может быть… — улыбается она. — Оказалось, может».

Ольга Ивановна Тимко стала директором детского дома всего семь с половиной лет назад. А до этого работала в системе МВД экономистом, в театре Горького — помощником режиссера, замдиректора. Муж — офицер, занимал высокий пост, дети взрослые. И когда так сложилось, что ей предложили возглавить детский дом, она, признается, без раздумий согласилась: «Всегда хотелось работать с детьми». Тогдашний министр образования, напутствуя ее, сказал: «Только вы уж не подведите, коль уж пришли, так не уходите сразу…»

Встреча с новым местом работы была показательной. Внутри детдомовского здания (это бывший детсадик) — тихий ужас: стены залапанные, стекла повыбиты, обивка диванов порезанная. Воспитанники — как разновоз­растные Маугли: огрызаются, матом ругаются. Верховодила всем троица, считай, взрослых ребят, в чьих тумбочках директор постоянно находила снятые откуда-то замки, ножи, отвертки. Повыбрасывает их, через неделю, глядишь, снова появляются…

Надо срочно, подумала новоявленный директор, придумать для них какое-то общее дело, чтобы отвлечь «от замков». Но для начала собрала всех детей и прямо у них спросила: «Чего бы вы хотели, чего не хватает?»

Ответы были столь же прямыми. «Хотим наесться» — это первое. (Оказалось, все время недоедали. Чувствовали себя голодными, потихоньку таскали что могли со склада. — Л.К.). И второе: «Хотим нормальную одежду, а то в школу стыдно ходить».

Сказано — сделано. Ольга Ивановна позвала к себе на работу знакомого по театру Горького повара, очень умелую, добрую женщину, которая стала тут печь пирожки, блины. Одного мальчишку, который все никак не мог насытиться, закармливала любимой им манной кашей. Приняла еще поваров, сразу же было введено шестиразовое питание. А потом ребята вошли во вкус, и теперь повара стараются все пожелания учитывать: одному мальчику — чтоб без лука, другой девочке — чтоб с жареной картошкой и т.д.

Проблему одежды Ольга Ивановна тоже решила, бросив, как она говорит, клич по друзьям. Распределили, кто какого ребенка одевает…

— Директор старается учитывать пожелания детей, но и обязательно старается, чтобы модно было, чтобы со вкусом, — рассказывает бухгалтер Ольга Мартынова.

С троицей заводил-бузотеров Ольге Ивановне тоже удалось справиться. Не вдаваясь в подробности, отмечу только, что наиболее агрессивному из пацанов она преподала урок на тему «Уважая себя, уважай других». И он в конце концов пришел к ней со словами: «Ольга Ивановна, я все понял».

А как насчет «общего дела», которое отвлечет «от замков»? Им оказалось творчество.

Поначалу Ольга Ивановна мечтала создать в детском доме театр. Но поскольку места мало, то… решила задействовать подвал, отремонтировать и сделать там танцевальный зал, чтобы можно было репетировать, петь, плясать.

— В первый раз, когда собрала детей и предложила им учиться танцевать, они отреагировали общим: «Не-е-ет!» Тогда я, — вспоминает директор, — пригласила из театра Горького хореографа Сергея Никульшина (а он такой востребованный, стильный, в Москву его часто приглашают) и попросила: покажи им что-нибудь. Ребята смотрели, раскрыв рты. И первый танец тоже он им поставил — в стиле «Тодоса»: дети были окрылены, загорелись больше моего…

Вот так и родилась «Семерочка». А дальше — одно к одному. Пришла сюда работать увлеченный музыкальный руководитель Людмила Михайловна Кабанова, поставила голоса даже самым безголосым. «Мы теперь даже на четыре голоса можем петь», — с откровенной гордостью просвещают ребята. Танцы им ставит хореограф Марина Зелинская. Поначалу работала тут на ставке, но поскольку зарплата маленькая, ушла в другое место бухгалтером, а детей бросить не смогла. Теперь занимается с ними бесплатно, приезжая сюда каждый вечер на репетиции.

— У нас такого нет, чтобы педагоги — отдельно, а воспитанники — отдельно, мы все — одна семья. И вместе учимся жизни, — услышала от Ольги Ивановны.

Трудности тоже переживают вместе. Вот в ближайшее время надо делать офтальмологическую операцию одной малышке. А есть тут девочка Вика, которую я помню по 20-й больнице. Дети, как известно, все тянут в рот, вот она, совсем кроха, и проглотила какую-то химическую гадость — типа средства для мытья раковин. Сожгла пищевод, повредила желудок. В детдом она поступила после первой операции — вся в трубочках, с торчащей из живота ниткой. Потом была вторая восстановительная операция, третья. «Все по очереди возле нее дежурили, выхаживали, сестричество нам помогало», — вспоминают в детдоме о тех днях.

А на недавнем концерте в честь Дня героев Отечества во время исполнения вокально-хореографического номера «Поцелуй меня, удача!» мое внимание привлекла девчушка, выступавшая с таким азартом, что глаз не отвести. Оказалось — это Вика. Здорова! И все у нее теперь хорошо.

Время от времени в детский дом обращаются из органов опеки. Заводятся разговоры об усыновлении кого-то из детей, о передаче в чью-то семью…

И тогда происходит неожиданное. Поднимается рев! Ребята наотрез отказываются покидать детский дом. «Хотим остаться здесь!» — плача, настаивают они.

— Может, это неправильно, и я тут иду вразрез с общепринятой политикой, но для меня вот такая реакция детей — самая высокая награда, — признается Ольга Ивановна. — Значит, им тут хорошо. И мы — действительно семья.