В минувшую субботу в столице прошли сразу два марша, посвященные защите самых маленьких граждан страны. Один из них так и был назван «В защиту детей». И вроде ведь не первое июня на дворе, а только март. Тот редкий случай, когда о проблеме вспоминают не только к определенной дате.

Ленты твиттера днем в субботу пестрели фотографиями с марша в защиту детей и социального марша оппозиции. Поинтересовался я у одной из пришедших на марш, моей знакомой, как она занимается защитой детей. Раньше вроде бы в решении проблем детства замечена не была. Может быть, сейчас помогает, к примеру, в качестве волонтера приемным семьям, детским домам? Ответа так и не дождался. Зато вспомнил, что знакомая моя — постоянная участница различной московской «движухи». Если где крупный митинг, она там.

Марш не успел еще начаться, как в Сеть попала информация о том, что за участие в нем платят деньги. Проще говоря, массовку набирают. Вечером субботы новость о том, что некоторые активисты написали заявления в полицию с жалобой на невыплаченные гонорары, стояла в топе новостей Яндекса. Провокация это была или нет, но сам факт безрадостный…

Большую часть россиян потрясла гибель в Америке маленького Максима Кузьмина. СМИ описывали ее во всех подробностях.

Биологическая мать мальчика тут же попала в центр внимания российских репортеров. Юлию Кузьмину привезли в Москву, на телевидение. На всю страну она заявила, что готова исправиться, вот-вот бросит пить и начнет работать. Ведь у нее теперь есть муж, ее опора… Домой, на Псковщину, вставшая на путь исправления приехать так и не успела. Ее вместе с сожителем сняли с поезда — за пьянку. Выяснились и другие шокирующие подробности. За выступление в популярном ток-шоу им были заплачены большие деньги — чуть ли не по 60 тысяч на человека. Почувствовав себя телезвездами, Юлия Кузьмина и ее гражданский муж накупили дорогих напитков и попросту напились… В пьяном угаре как-то сразу забылось заявление, которое писала Юлия на имя Павла Астахова с просьбой вернуть из Америки брата Максима Кузьмина.

Сегодня трудно поверить в то, что ребенку будет лучше с его родной матерью. Наш главный детский защитник Павел Астахов вынужден был признать: «Юля Кузьмина — порождение нашего общества». Вот только как с ним бороться, омбудсмен не сказал. Зато история Юлии Кузьминой натолкнула еще на один вопрос: всегда ли ребенку лучше в семье с родной, но пьющей мамой?..

В том телеэфире, где участвовала Кузьмина, нашлись и те, кто говорил: «Ей нужно дать шанс исправиться». А вместо шанса дали деньги. Исправления не получилось…

«Наших детей продавали в Америку», — кричали противники иностранного усыновления. Приняли закон о запрете американского усыновления — казалось бы, поставили заслон бизнесу на детях. Но мне кажется, что в России этот бизнес только начинает раскручиваться… Детская тема — это мода. Сегодня ее используют кто для личного пиара, кто для поднятия телевизионного рейтинга… На этом галдящем фоне как-то потерялись те, кто по-настоящему защищает детство. Тем более что они обычно не ходят на митинги…