Впервые о «детях войны» заговорили несколько лет назад в регионах. Местным политикам, помимо всего прочего, хотелось не только выглядеть заботливыми «отцами губерний», но и привлечь на свою сторону хоть и пожилую, но неизменно активную часть электората. Вот и обратили они свои внимательные взоры на следующее за фронтовым поколение. На тех, кто родился в 1928 – 1945 годах и чьи детские и юные годы совпали с самым тяжелым для страны военным периодом.

Сами «дети войны», достигшие к тому времени пенсионных седин, приняли такое внимание с надеждой несколько улучшить свое  положение.  Благо, кое-где региональное начальство нет-нет да и подкрепляло красивые слова пусть и скромными, но вполне материальными жестами. К примеру, в Ульяновской области к Дню Победы как-то решили отписать им единовременно по 500 рублей, сопроводив выплату медалью «Дитя войны». А с недавних пор не только на региональном уровне, но уже и на политическом Олимпе дружно заговорили о необходимости законодательно оформить поддержку этой категории наших сограждан.

Даешь закон!

Где-то соответствующие местные нормативные акты были приняты, где-то предпочли дожидаться федерального закона. В числе таких регионов оказалась и наша область. Но, видя, как вяло тянется работа над законопроектом в думских комитетах, донские парламентарии тоже стали подумывать о собственном законе. Как недавно сообщил председатель донского парламента Виктор Дерябкин, работа в этом направлении ведется, «в том числе и на законодательном уровне».

А заодно наши депутаты решили поторопить своих думских коллег. Так родилось обращение Законодательного собрания области к правительству страны и Госдуме с просьбой ускорить принятие федерального закона о мерах социальной поддержки «детей войны».

— В настоящее время на рассмотрении в Госдуме находится ряд проектов федеральных законов, предусматривающих гарантии социальной поддержки «детям войны». Проблема заключается в том, что нет единого законопроекта, где будет отрегулирован понятийный аппарат и определен перечень льгот, которые будут установлены для данной категории граждан… — Так  прокомментировал ситуацию и отношение к ней донских законодателей председатель парламентского комитета по социальной политике Владимир Катальников.

По оценке депутата, «в настоящее время эти лица являются одной из самых незащищенных категорий стариков, переживших войну. Если другие имеют статус участника войны, жителя блокадного Ленинграда, узника, труженика тыла и в соответствии с этим получают дополнительное материальное обеспечение, то лица, чье детство пришлось на годы Великой Отечественной войны, не имеют ничего, кроме обычных социальных выплат, хотя во время войны им выпали не меньшие испытания».

Эти оценки и были положены в основу официального обращения донских парламентариев к своим думским коллегам и к федеральному правительству. А фракция компартии, поддержав обращение, пошла дальше и объявила о разработке собственного законопроекта о «детях войны». По заявлению депутата Законодательного собрания коммуниста Александра Дедовича, он вместе со своим товарищем по фракции Виктором Булгаковым обратился к донскому губернатору Василию Голубеву с просьбой поручить региональному правительству подготовить финансово-экономическое обоснование к такому законопроекту.

Свое заявление А. Дедович сделал в прошлом месяце в Ремонтненском районе. Там образовывался местный филиал общественной организации «Дети войны». На начало года в стране пришелся пик кампании по созданию на местах ее отделений. Организация эта ставит целью добиться того, чтобы «детей войны» приравняли в льготах к труженикам тыла. А в качестве первого шага ее Центральный совет предложил президенту «рассмотреть вопрос о выделении из Фонда национального благосостояния средств на единовременную выплату к празднику Дню Победы поколению детей войны в сумме 3000 рублей каждому».

Обращает на себя внимание, что многие заявления руководства «Детей войны» сопровождаются достаточно одиозной риторикой. Здесь и «геноцид российского народа», и «прямое истребление нации», и обвинения властей в нежелании вырвать «детей войны» из нищеты, и прочие клише, присущие крайним флангам нашего политического спектра. Казалось бы, к чему витийствовать там, где следует без лишних слов просчитать варианты решения проблемы, которая в нашей стране, поверьте, не одних только военных поколений касается?

Такие разные акции

Последнее хорошо понимали у нас на Дону, когда пять лет назад в стране и в области впервые разворачивалась акция «Дети войны». В те дни ее организаторы — общественный  фонд содействия правоохранительным органам и главное командование Внутренних войск МВД — вспомнили о детях и вдовах тех, кто погиб на рубеже двух веков на полях необъявленных войн. Тогда более двух тысяч детей, чьи отцы не вернулись из таких «командировок на войну», в рамках программы социальной поддержки смогли отдохнуть на курортах и получить другую помощь.

Мне могут возразить: речь идет о разных войнах и, следовательно, о разных акциях. Но в том-то и дело, что подход должен быть один. Нельзя разделять поколения, опаленные войной. Чтоб не спохватываться много лет спустя, горестно вспоминая о не ко времени позабытом и недоданном. И чтобы не делать обычную человеческую заботу предметом политической тяжбы.

А нынешняя акция «Дети вой­ны», идущая на протяжении всех последних месяцев, проходит как раз в до скандального политизированной атмосфере. Партии состязаются в словесных проявлениях любви к пенсионерам, одновременно стараясь побольнее уколоть друг друга. И каждая выставляет себя единственной радетельницей за эту категорию наших сограждан. Циркулируют слухи о грядущих выплатах и скором назначении льгот, собираются ксерокопии документов… И вот в Улан-Удэ офис местного филиала «Детей войны» уже осаждают толпы пенсионеров, пришедших за обещанными льготами.

Но Улан-Удэ далеко, а Таганрог — рядом. И там, а также и в самом Ростове можно наблюдать подобные картины. Невесть кто объявил пожилым людям о вступлении в силу (!) закона о льготах для «детей войны» и о том, что к предстоящему Дню Победы им выплатят по 1000 рублей. Те бросились в советы ветеранов и в горком КПРФ – ведь оттуда, не переставая, раздавались призывы и обещания защитить и обогреть «детей войны». После чего коммунисты выступили с разъяснениями, отнеся слух о тысячерублевой выплате к козням «партии власти». «Единороссы» в долгу не остались, обвинив оппозицию в популизме.

Ищите выборы

Характерно, что и в стране, и у нас в области страсти вокруг  проблемы «детей войны» разгорелись аккурат в канун кампаний по выборам в местные парламенты. И хотя на Дону выборы в последний момент отложили на полгода, повлиять на ситуацию этот факт уже не мог. Механизм акции был пущен, и «пошла писать губерния»… Можно предположить, что расчет был как раз на привлечение голосов на пике акции, который должен был совпасть с избирательной кампанией.

Но не совпал — и теперь никто из политиков не знает, что делать с уже заваренной кашей. Тем более что сами «дети войны», кажется, начинают догадываться, что их попытались попросту использовать. Пошли возмущенные звонки и письма в органы власти, в СМИ… Того и гляди, вместо привлечения голосов в предвыборную копилку партий можно будет получить их отток.

Давно замечено, что люди не столько нуждаются в помощи, сколько в уверенности, что ее получат. Выбитые из колеи пенсионеры бросились к социальным работникам. И те, как могут, сейчас терпеливо разъясняют им ситуацию. При этом не скрывают: принятие закона о «детях войны» — вопрос болезненный и крайне непростой. И не только с финансовой, но и с юридической, с моральной точки зрения.

Семь раз отмерь…

В областном министерстве труда и социального развития о сиюминутных политических резонах не говорят. Здесь в ходу иные категории, иной взгляд на проблему. Кого отнести к категории «детей войны»? Ведь многие из военных поколений сегодня пользуются льготами по другим статьям. И таких в категории «детей войны» процентов 80. Захотят ли они отказываться от имеющихся у них льгот, чтобы получить новые по закону, который даже еще не разработан? В России ведь при нескольких основаниях к оказанию социальной помощи гражданин должен выбрать только одно, по которому и сможет получать льготы. Так что знать все детали и обстоятельства надо уже сейчас, чтобы своевременно учесть их при формировании бюджета. И вообще: надо ли огульно заносить в список «детей войны» всех по возрастному признаку? Может, разумнее было бы включить сюда только детей погибших военнослужащих, не имеющих никаких других льгот?

Это совсем не праздные вопросы. Все упирается в возможности государства по выполнению принятых им на себя обязательств в социальной сфере. Обжегшись на истории с принятием в 90-х годах федерального закона «О ветеранах» с его популистски завышенными, далеко не всегда обеспеченными нормами, исполнительная власть, по крайней мере, в последние 12 лет старалась строго выполнять взятые на себя социальные обязательства. Да, они зачастую оказывались меньше тех, на которые рассчитывало общество, но зато реализовывались в полном объеме. И власть отлично сознает, что и новые обязательства, если они будут взяты, тоже нельзя не выполнить.

Едва ли соответствуют истине слезливые спекуляции о позабытости-позаброшенности «детей войны». В период с 1940 по 1957 годы действовало постановление советского правительства, согласно которому семьи погибших на фронте военных получали пенсии от государства. Выплаты производились всем иждивенцам в возрасте до 16 лет. В 1957 году помощь  прекратили, поскольку потерявшие родителей дети выросли, достигли совершеннолетия и могли уже сами обеспечивать себя.

И надо сказать, огромное большинство «детей войны» сумели прожить достойную жизнь. Многие из тех, с кем пришлось в эти дни разговаривать, не обольщаются возможностью получить новые льготы и даже продолжают успешно работать. Что же до проблемы поддержки, то, как заметил мой старший коллега Николай Макарович Попков – один из тех, кому довелось получать послевоенную помощь от государства, сейчас не мешало бы направить силы и средства на борьбу с детской беспризорностью. Чтобы не плодить новых «детей войны»… Как ни парадоксально и горько, а сегодняшний размах этой беды превосходит даже послевоенный уровень. Тогда удалось справиться с беспризорностью «детей войны» не в последнюю очередь благодаря своевременной и реальной поддержке. В отличие от дней сегодняшних, когда у многих наших политиков погоня за идеологическими химерами и увлечение трескучей фразой зашкаливают за все пределы, а подлинная забота подменяется игрой в заботу.