Вернувшаяся с вечерней прогулки дочь сообщила, что спать сегодня не будет — все дети на площадке пообещали друг другу высматривать ночью самолеты, а утром в детском саду делиться впечатлениями. На мое изумление ответила: все знают, что нас будут опылять. На двери подъезда действительно вижу объявление «В связи с эпидемией менингита, сегодня ночью город будет опылен с воздуха. Закройте окна и предупредите знакомых».

… Во дворе меня уже ждали. Делегация мамочек и бабушек решительно двинулась ко мне как к представителю официальной прессы за разъяснениями — и смущенно потупилась в полном составе от моего «Кто эту чушь расклеил?!». Анонимных «переживанцев» никто из полусотни постоянных завсегдатаев двора так и не увидел, а на отсутствие обязательных в таком случае подписей и справочных телефонов — не обратили внимание.

Оставив соседей обсуждать данный случай, прошлась по  микрорайону. Объявления белели на каждом подъезде нашего дома и соседнего — двух единственных многоэтажках в округе. На ближайшей пятиэтажке, как и на всех остальных домах старого фонда, предупреждающих листков не обнаружили. Сидящие у подъезда бабушки были крайне возмущены этим фактом: «Богатые, значит, выживут, а на нас всем наплевать?!»  Как рассказали охранники ближайшего «Солнечного круга», пару часов назад два молодых человека пытались наклеить подобное объявление на фасаде магазина, но им не позволили. Около «Магнита» и местного рыночка этого объявления не было, а вот около отделения почты висело полуоборванное.

Потом начались звонки и смс: родственники, друзья, знающие мой сотовый читатели. На вопрос: «Откуда информация?» рассказывали о знакомых, работающих в министерствах обороны и здравоохранения, медсестрах поликлиники и «близких к областной власти» людях. Кто–то прочел в Интернете, а некоторые  получили смс от незнакомых или скрытых номеров или вовсе «рассылку от теле2» (пресс–служба оператора эту информацию тут же опровергла). Пройдя по цепочке в шесть человек, я наткнулась на бабушку: живущая на Северном чья–то дальняя родственница уверяла, что днем по району ездила машина с рупором и предупреждала о «дезинфекции». Представиться женщина отказалась и, разнервничавшись, бросила трубку на полуслове.

Для успокоения позвонила в МЧС — десять минут коротких гудков, а потом

раздраженный голос рявкнул: «Никакой дезинфекции не будет!» Опровергли информацию в Роспотребнадзоре, устало возмутились вере в идиотские слухи в минздраве и городской администрации…

Между тем ростовский Интернет бурлил, как бабушки во дворе. Люди нервничали, переживали, возмущались. И если на специальных площадках по типу автомобильных и «мамских» форумов в итоге возобладали рациональные интонации (все истерики разбивались вопросом «Чем и каким образом это технически возможно сделать?»), то в социальных сетях разгоралась истерика.  Примерно в половине двенадцатого ночи ростовское МЧС, видимо, устало отвечать на вопросы: абоненты «Мегафона» стали получать смс–сообщения о ложности информации о дезинфекции. К сожалению, от остальных операторов сотовой связи подобных смс в тот момент не было, поэтому многие информацию об успокоительных смс воспринимали так  же, как и «предупредительных» — «может, и правда…». В итоге на большинстве интернет–площадок все–таки пришли к выводу, что опылять Ростов будут дихлофосом или хлором, а еще лучше – напалмом, и на этой веселой ноте к первому часу ночи дискуссии утихли. Хотя не факт, что все из шутивших на эту тему провели остаток ночи с раскрытыми окнами.

… Было уже далеко за полночь, когда на телефон супруга позвонил старинный друг семьи — бывший офицер, отец троих детей. Схватив трубку, вместо «алло» сразу же потребовала ответить, откуда ему сообщили о самолетах. Оказалось, «знакомая из министерства обороны». Оставив мужа обсуждать с собеседником техническую возможность полета «кукурузников» среди многоэтажек (логично предположить, что на безопасной для полета высоте какое–либо вещество будет просто  уносить ветром в сторону), вышла на улицу подышать воздухом: таким же горячим, но хотя бы свежим.  Несмотря на поздний час, многие не спали — было непривычно много светящихся окон. И даже среди тех, у кого явно нет кондиционеров, окна зачастую были задраены. Вернувшись, столкнулась в коридоре с матерью. И так страдающая от летней духоты и остро пахнущая корвалолом мамочка  жалобно спросила: «Как ты думаешь, может, они уже отлетались? Не могу заснуть при закрытом окне — задыхаюсь».                  

p.s. Утром в детском саду малыши рассказывали, сколько раз за ночь что–то летало (рядом — вертолетное поле, да и аэропорт недалеко). А несколько мамочек с уверенностью утверждали — «опрыскивание» все–таки было: «в подъездах рано утром было от химии трудно дышать». Информированные куда больше министерства здравоохранения родители уверяли: болеет уже больше тысячи человек, погибших — десятки, в районе Чкаловского работает один лишь наш детский сад, а в городе уже второй день объявлен карантин. И да, они уже согласны на дихлофос, только пусть предупредят заранее… Люди! Да что ж с нами такое?