Парадокс, но многие несовершеннолетние  правонарушители, отсидевшие срок в колонии, без охоты покидают ее стены. Мотивация их проста — в колонии кормят три раза в день, а дома поесть можно не всегда… Быть может, все усилия множественных ведомств и общественных организаций, которые занимаются трудными детьми, будут успешны лишь тогда,  когда  в центре внимания окажется не сам подросток, но вся его неблагополучная семья?

Об этом и шел разговор на  заседании «круглого стола», который состоялся в агентстве «Интерфакс». Собрались представители государственных учреждений и общественных организаций, которые, так или иначе, занимаются проблемой:  ФКУ УИИ ГУФСИН по РО, министерства социального развития и труда РО, областного Центра психолого-педагогической реабилитации и коррекции, наркологического диспансера РО, ПДН ГУ МВД России по РО, Ростовской епархии РПЦ и общественных организаций.

Без будущего

Сегодняшний портрет проблемного подростка, потенциального правонарушителя, выглядит, по утверждениям психологов, примерно так.  Он — мальчик из неполной семьи, отец, как правило, отсутствует, потому воспитанием его занимаются женщины — мать или бабушка, что налагает свой отпечаток на будущего мужчину. Семья живет бедно, мать трудится изо всех сил, чтобы свести концы с концами, потому у нее не хватает  времени на то, чтобы обращать внимание на тонкости поведения сына-подростка.  Взаимопонимания и доверия между матерью и ребенком нет.  Нищета диктует:  главные ценности — материальные, о духовности и культуре речь не идет.  Подростки, живущие в таких семьях, не умеют строить планов, живут лишь днем сегодняшним, будущего не видят, утверждают психологи.

Еще безысходнее ситуация в тех семьях, где родители — алкоголики или наркоманы.

В нынешнем обществе безнадзорные дети начинают выпивать или употреблять наркотики в 9-10 лет. Их главная цель — «выключиться» из действительности  и впасть в беспамятство.  Они становятся  алкоголиками  или наркоманами раньше, чем личностями. Их можно излечить, но сделать из них нормальных людей очень трудно, почти невозможно….

Большая часть юных правонарушителей, осужденных за кражи и грабежи, свидетельствует статистика,  идет на преступления из-за нужды в деньгах. Они необходимы  им для покупки спиртного или наркотиков.

Однако сегодняшняя ситуация с подростками, которые уже преступили закон или внутренне готовы к этому, не выглядит такой безнадежной, как десять лет назад. Донской банк данных по безнадзорным и беспризорным детям, созданный в 2002 году,  насчитывал в те годы примерно 3-4 тысячи таких подростков. Сегодня — всего лишь 360 (данные за шесть месяцев 2013 года).

Но тем не менее на учете инспекций ПДН донского управления МВД стоят около 3 200 подростков с криминальным  «потенциалом». Причем к детям из проблемных  и асоциальных семей сегодня прибавляются и те, кто вырос в условиях полного  материального благополучия. Тревожный симптом.

Лечи семью

Многие ведомства проводят «комплексную» работу, пытаясь воздействовать одновременно и на мать, и на подростка. Но усилия их дискретны, не согласованы друг с другом, а эффект крат­ковременный. 

Быть может, потому, что главное все-таки — семья, из контекста которой подросток вырван по тем или иным причинам? А рычагов воздействия на семью  практически нет, констатируют эксперты, разве что забрать ребенка у матери, выдернув его из безнадежной среды.

Потому так интересны предложения ростовской общественной благотворительной организации «Цветы жизни» по проекту под названием «Всероссийский социальный дом». В нем учтены все стадии падения подростка: от постановки его на учет до выхода из колонии. А главными задачами являются реабилитация и социальная адаптация не только самих детей, но и их родителей, вплоть до трудоустройства последних. В проекте предусматривается участие всех ведомств и структур, присутствовавших на «круглом столе». Они могли бы работать с  трудными подростками на одной и той же площадке. Как ее организовать — вот в чем вопрос. Инициаторы идеи надеются на содействие движения «Народный фронт».