Первыми в Ростовской области на волне украинских событий собрались на митинг в Новочеркасске. Люди пришли, чтобы морально поддержать жителей города-побратима Севастополя, почтить память погибших в уличных боях в Киеве и высказать свою точку зрения на происходящее. Инициаторами народного схода стали сразу несколько общественных организаций и казаки.



Организаторы рассчитывали на четыре-пять тысяч человек, зарядивший за пару часов до начала митинга ливень снизил прогноз до тысячи митингующих. Опасения не сбылись: по оценке полиции, на площадь перед городской администрацией пришло около семи с половиной тысяч человек.

Не остались равнодушными к горю соседей профсоюзы и спортсмены, студенты и рабочие: среди российских и донских мелькали флаги новочеркасских предприятий и вузов. Присутствовали достаточно крупные группы различных политических партий и общественных объединений. После молебна в Вознесенском соборе в память о погибших в Киеве и во имя мирного разрешения противостояния в Украине подошло несколько сотен казаков. Было и немало обычных людей, случайно услышавших о предстоящем митинге и поспешивших на площадь вопреки холодному дождю. «У нас там друзья, родственники, — звучало у каждого, кого ни спроси. — Это ж наши!».

«Фашизм не пройдет», «Украина и Россия — вместе навеки», «Своих не отдаем»… А еще среди растяжек и плакатов было с десяток рукописных «Нет войне!». То есть — против введения российских войск на территорию Украины?

— Если для того, чтобы не было резни, нужно ввести войска, пусть вводят, — отвечают ребята, держащие такой плакат. — Мы против войны между западной и восточной Украиной, наша армия сдержит агрессию неонацистов!

— А если российские вой­ска встретят «горячее» сопротивление украинских войск? — спрашиваю ветеранов-десантников, пришедших в первую очередь поддержать украинский «Беркут».

— Да кто ж за пришлых оружие согласится поднять, тем более против своих же, русских? — изумляются они. — Только неонацисты да наемники, а они струсят. Не бойтесь, не будет войны.

О полной поддержке решения о вводе российских войск на территорию соседнего государства заявляли реестровые казаки. Они удивлялись, почему до сих пор этого не было сделано: «Наши братья страдают! Неужели надо ждать, пока начнутся массовые жертвы?». Возможно, на ростовском митинге, который к моменту написания данных строк только готовился в донской столице, эти шероховатости будут сглажены. Но здесь и пожилой казак, и студент-первокурсник с упоением кричали «Любо!» и заявлениям в толпе «Крым и Донбасс — это исконно русские земли», и выкрикам об искоренении «новых фашистов». И были твердо уверены: украинцы считают точно так же. А кто против — тот «бандера».

Со сцены —  более сдержанные заявления: звучали слова поддержки украинскому народу, представители профсоюзов и заводов рассказывали о тесных связях с соседней страной — как культурных, так и рабочих. Атаман Всевеликого Войска Донского Виктор Гончаров заявил, что разделение народов России и Украины —  преступление: «Еще Богдан Хмельницкий клялся на Евангелии, что мы всегда будем вместе!». И подтвердил, что казаки готовы оказать Крыму любую помощь, в том числе и военную, если этого потребует ситуация.

…После девочки-второкурсницы, высказавшейся от имени студенчества, попросила слово женщина средних лет. Признаться, услышав: «Я только что из Донецка», автор этих строк лишь подивилась, насколько географически широк вроде бы городской митинг. И тут из колонок донеслось: «… мы бежали ночью, похватали детей — у нас их трое, собрали все необходимое и приехали сюда к родственникам».

Елена приехала из украинского Донецка. Как рассказала после, она шла из новочеркасской школы №6, где буквально за полчаса устроила своих детей на временное обучение, и на обратном пути столкнулась с идущими на митинг. Подошла к организаторам, попросила слова. Извиняясь за сбивчивость, она рассказывала, почему уехала в Россию.

«Украина сейчас на пороге гражданской войны, у нас на улицах – беспредел, как мать я вынуждена защитить свою семью, —  ее слова звучали в абсолютной тишине – многотысячная толпа молчала. Нервно стискивали флагштоки казаки, некоторые девушки плакали. — Мы с тревогой следили за тем, что происходит на Майдане, и были в недоумении, почему наш президент – Бог ему судья! – не поддерживает тот народ, который поставил его у власти. Мы чувствовали себя преданными. А теперь… Нам навязывают олигархов в губернаторы, на днях объявили военную мобилизацию, по улицам ходят молодчики, и никто не может быть уверен, что не будет ограблен и даже убит. Никто не знает, за кого идти: за красных, за белых, за фиолетовых — все дезориентированы и не понимают, как дальше быть… Я готова на колени перед вами стать за ту поддержку, что вы оказываете моему народу».

Елена молила не осуждать тех украинцев, которые оголтело поддерживают «новую бандеру»: «Они поддались мощнейшей информационной атаке: последние полгода у нас была «евроинтеграция», когда со всех телеканалов и газет даже высокопоставленные лица четко делили на «своих» и «чужих» и прямо указывали на врага».

…А мы сможем устоять перед информационной атакой и сохранить адекватность?