На Украине перемирие — такой официальной информацией я обладал, когда 27 июня ехал в палаточный пункт временного размещения граждан, прибывших с территории Украины, расположенный близ Гуково, на расстоянии 1 км 800 метров от российско-украинской границы, на территории Красносулинского района. 

Дым на горизонте

Подъезжая к месту назначения, услышал орудийные выстрелы, очереди крупнокалиберного пулемета… Горизонт заволок черный дым, горело какое-то сооружение… Так есть перемирие на Украине или нет? Да и было ли вообще?

Позже, беседуя с сотрудниками МЧС, узнал, что бои на территории соседней республики идут регулярно, с разной периодичностью. Они уже привыкли к канонаде. Подтвердил эту информацию и Геннадий Заднепровский, начальник ПВР.

DSC01821.jpg

— Это не мешает заниматься нам своими текущими делами, — говорит Геннадий Владимирович. — Расположены мы рядом с Гуково, до Украины рукой подать, а территория относится к Красносулинскому району. Поэтому содержание лагеря полностью легло на Красносулинскую районную администрацию. Это и водоснабжение, и энергоснабжение, и питание людей, всё благоустройство лагеря. Хочется сказать огромное спасибо тем, кто болеет и переживает за попавших в беду. Продовольствие, медикаменты, предметы гигиены, вещи, детские игрушки, коляски везут не только из Гуково и Красного Сулина, но и со всей Ростовской области, а также из Воронежа, Москвы. Из Ростова приехала на легковушке семья, привезла огромную кастрюлю с еще горячими котлетами. Народ в очередь выстроился. Кормим мы людей неплохо, но котлеты в меню редко бывают, продукт уж больно скоропортящийся. Ежедневно сюда приезжает глава района Николай Альшенко или кто-то из его заместителей. Ведь есть ряд вопросов, которые не решаются без участия руководства. Задействованы практически все его структуры. В лагере налажено медицинское обслуживание, тех больных, которым не смогли помочь на месте, отправляем в Красносулинскую районную больницу.

Медсестра Южного окружного медицинского центра Федерального медико-биологического агентства (ФМБА) Наталья Передириева подтверждает: ежедневно в местную РБ госпитализируется около 20 человек, из них 30 процентов — дети. Хорошо, что в коллективе ФМБА, состоящем из 5 человек, есть педиатр и эпидемиолог. С основным наплывом больных удается справиться.

Фраза, похожая на молитву

— Здесь все болячки у народа обостряются, — рассказывает Алексей Иванов, фельдшер 24-й специальной части по тушению крупных пожаров Волгограда, работающий в тандеме с окружным медицинским центром. – Люди обращаются с гипертонией, сахарным диабетом, острой реакцией на стресс, простудными заболеваниями. Лекарствами мы обеспечены в рамках благотворительной помощи, так что лечим, делаем все, что в наших силах.

Острая реакция на стресс – это расстройство, в обычной жизни встречающееся редко. А в лагере оказалось в одном ряду с гипертонией и диабетом. Удивляться нечему, если большая часть людей только чудом избежали смерти.

— Мы убежали из-под огня в чем были, — рассказывают Марина и Татьяна, жительницы села Панченково Свердловского района.

Женщины не могут сдержать слез. – Заехали домой, хотели собрать хоть какие-то вещи и увидели, как в соседский двор попал снаряд. Огромная овчарка, бегавшая по двору, была разорвана на куски. Вот тогда мы почувствовали реальный страх. Знаете, такой темный, мрачный, всепоглощающий, стирающий другие чувства. Мы даже не решились зайти в наш дом. В себя пришли, когда пересекли российскую границу. В палатке сидим на чемоданах. Рассчитываем, что военные действия завершатся, и мы вернемся домой...

Умрет ли надежда?

Здесь все живут надеждой. Другого им просто не остается. Любовь из Свердловска Луганской области в лагере временного размещения три дня. С нею мама, сестра Светлана и ее двое детей. Мужчины остались дома, и теперь Люба и Света переживают за них — не случилось бы чего.

Здесь, в ПВР, женщины и дети чувствуют себя в безопасности, их снабжают всем необходимым, но... «Мы хотим домой», — с тоской произносят Любовь и Светлана. В их устах эта фраза похожа на молитву. Женщины объясняют, что и в России, и в Украине им все равно придется все начинать с нуля, но лучше это делать на родной земле.

Впрочем, так думают не все. Их соседи уехали вчера утром. Им предложили жилье и работу где-то в Центральной России, и они отправились в путь.

Алла, жительница Красного Партизана, поселка городского типа, пересекла границу еще и потому, что лишилась работы. Она трудилась на обогатительной фабрике шахты, которая была повреждена артиллерией правительственных войск. С 1 июня предприятие встало, остался без работы и муж Аллы, проходчик той же шахты, теперь уже бывший. Алла уехала в Россию со свекровью. Тоже хочет вернуться домой, но там, где был их дом, сегодня гремит канонада, и небо застилает черный дым пожарища.

Обычный приток прибывающих из Украины в ПВР от 100 до 300 человек в сутки. Здесь они находятся в течение 3-4 дней, после чего отправляются в глубь России. 27 июня были 2 рейса — на Волгоград (33 человека) и на Тверь (примерно 75 человек). 28 июня около 100 человек уехали в Ростов-на-Дону с дальнейшей отправкой в Карачаево-Черкессию и Дагестан, и 50 человек – в Воронеж.

Люди уезжают, однако палаточный лагерь пустовать не будет до тех пор, пока украинская власть не перестанет вести войну со своим народом.   

Сергей БЕЛИКОВ