Нынешним летом, когда через границу хлынул мощный поток беженцев, наши корреспонденты уже рассказывали о том, как работали в лагерях временного размещения сотрудники федеральной миграционной службы, медики, социальные работники, представители службы занятости… Оформляли документы, консультировали, находили работу, отправляли к месту проживания. Работа шла в круг­лосуточном режиме, в полевых условиях. Плюс к этому — представьте состояние людей, чудом вырвавшихся из-под обстрелов, потерявших в одночасье все, оказавшихся в чужой стране. Крик, слезы, истерики — все было.

Поэтому, когда спросила начальника управления государственной службы занятости населения Ростовской области Сергея Григоряна о самой сложной проблеме, которую пришлось решать его сотрудникам, ждала однозначного ответа: «трудоустройство украинских беженцев». И ошиблась.

— Очень сложная проблема, над которой мы постоянно работаем, — трудоустройство инвалидов. Психологически очень сложно. Если человек не работал несколько лет, у него складываются определенные стереотипы. Страшно менять привычный образ жизни, возникают проблемы адаптации в коллективе. А мы ведь должны создать четкую мотивацию к труду у этих людей. Государство выделяет серьезные средства на оборудование специальных рабочих мест — из федерального бюджета в область направлено на эти цели больше 53,8 миллиона рублей. И когда работодатель уже поставит нужное оборудование, когда создана соответствующая инфраструктура, например, чтобы инвалид на коляске мог подъехать к рабочему месту, человек вдруг отказывается от работы — представляете ситуацию? Так вот, наша задача, чтобы подобное не случалось. Мы должны сопровождать трудоустроенного нами инвалида на всех этапах.

И это еще не все. Думаете, все работодатели выражают готовность принимать в штат людей с ограниченными возможностями? Ведь это – дополнительная ответственность. Руководитель опасается, что не сможет новый работник в силу объективных причин выполнять качественно свои обязанности. Да и средства нужны на оборудование места. И, хотя мы компенсируем часть этих затрат, не все на это идут. Крупный бизнес к этим программам интереса вообще не проявляет: для них наша компенсация — не сумма. Основные наши партнеры здесь – малый и средний бизнес, те, кто когда-то начинал «раскручиваться» с нашей помощью.

Надеюсь, что в будущем году процесс этот пойдет быстрее — внесены изменения в закон «О квотировании рабочих мест для инвалидов в Ростовской области». Теперь квота для приема на работу инвалида устанавливается для всех организаций со среднесписочной численностью 35 и более человек.

А вот к программе трудоустройства женщин, имеющих маленьких детей, работодатели проявляют гораздо больше интереса. В этом году число устроенных на работу мамочек превысит десять тысяч.

— Все вдруг охотно начали брать на работу женщин после декретного отпуска?!

—  Представьте себе, да. Ведь, находясь в декрете, с помощью службы занятости женщина может повысить квалификацию, даже получить новую специальность. Ценного работника, отвечающего всем современным требованиям, с удовольствием примут. Плюс к этому не надо забывать, что у нас на четверть выросло число вакансий, заявленное работодателями в нашу службу. Работники нужны…

— А кризис?

—  Я не сторонник пессимистических прогнозов. Наша служба в свое время и была создана как антикризисная. И за эти годы нам приходилось работать в очень сложных ситуациях. Та же реструктуризация угольной отрасли, когда шахтерские территории грозила захлестнуть безработица. А закрытие крупных предприятий? Справились же! В нашем арсенале есть масса инструментов, которые помогают купировать наиболее острые случаи. Пока нет нужды ими пользоваться — никаких резких колебаний на рынке труда не происходит. Уровень зарегистрированной безработицы — 0,8 % (в прошлом году к этому времени был 0,9 %).

Конечно, ситуация в экономике меняется достаточно динамично. Ряд наших предприятий, например, поставлял свою продукцию на Украину. В силу известных всем причин они вынуждены прекратить поставки. Естественно, пройдет и высвобождение работников. Но все это можно было спрогнозировать, поэтому к такому сценарию наша служба была готова. Переобучение людей с гарантией дальнейшего трудоустройства, перераспределение трудовых ресурсов… Образно говоря, есть «подушка безопасности». И потом, достаточно серьезные перспективы появления новых рабочих мест существуют в рамках проектов по импортозамещению. Это — мощный толчок к развитию производства. На фоне того, что в стране наблюдается рост занятых в сфере услуг, торговли, обслуживания, у нас в 2015-2016 году ожидается рост потребности именно в работниках промышленности. Это может стать отличительной чертой нашей области. У нас и сейчас серьезная нехватка квалифицированных рабочих кадров. Дисбаланс на рынке труда никто не отменял…

—  То есть по-прежнему все хотят в юристы и экономисты?

— Да. И это — проблема, над которой предстоит работать, и не только нашей службе. При плановой экономике прогнозирование рынка труда было достаточно простым делом. А вот в новых рыночных условиях дело это – архисложное. Мы уже провели предварительные проработки со статистикой, с научным сообществом, плотно сотрудничаем с министерством образования. Надеюсь, что на будущий год мы начнем воплощать наши наработки в жизнь. На решение этой проблемы нацеливает нас и губернатор Василий Юрьевич Голубев. Необходим прогноз рынка труда хотя бы до 2020 года, невозможно впустую тратить огромные деньги на подготовку специалистов, которые не будут востребованы. И, конечно, кроме прогноза, нужно менять идеологию всех участников процесса.

—  Что вы имеете в виду?

— Родители, которые совершенно не ориентируются на рынке труда, отправляют детей учиться тому, что, на их взгляд, гарантирует светлое будущее с высокой зарплатой. В качестве «путеводных звезд» выступают мелькающие на экранах и в Интернете адвокаты с громкими именами, богатые и успешные бизнесмены… Завышенные ожидания, неадекватная самооценка у молодых, которым хочется все и сразу. Когда они сталкиваются с реальностью, выясняется, что время и деньги на учебу потрачены зря, надо пере­учиваться. Это — одна сторона.

А другая… Приезжаю в район, встречаюсь с руководителями. Сетуют: не хватает квалифицированных рабочих. Не хватает специалистов. Спрашиваю: сколько вы готовы заплатить? Заминка. Потом называют сумму… Задаю следующий вопрос: если бы вы были молодым специалистом, которому предстоит создать семью, содержать ее, устраивать быт, вы бы за такую зарплату стали работать? Здесь ведь тоже нужно быть реалистами. И специалистами в кадровой политике. На копейки специалиста не найти.

Есть и еще один аспект. Сейчас на рынок труда выходит поколение людей, которым важно проявить себя. Нужна перспектива карьерного роста. Нужна возможность самореализации в профессии. Если человек начинает работать и четко знает, что при определенных успехах он сможет рассчитывать на повышение и зарплаты, и должности, то он согласится начать с малого. А нашей службе профориентационную работу стоит вести уже с детского сада.

—  И на что же можно ориентировать молодежь при столь тревожной ситуации в экономике?

— На желание работать! Огромное значение имеет настрой, с которым человек начинает этот очень важный поиск своего дела. Сошлюсь на совсем недавние события: беженцы из Украины, которых надо трудоустроить. Со всей ответственностью заявляю: все, кто хотел устроиться на работу, эту работу получили. Но ведь были и такие, кто искал причины, почему они не могут и не хотят работать. И в этих случаях служба, как говорится, бессильна. Дело не во внешних обстоятельствах…

Что же касается опасений, будто не хватит на всех рабочих мест, все закроется и прекратится, — они не сбудутся. Смотрите сами: государство вкладывает большие деньги в программу трудоустройства неработающих инвалидов, на привлечение к работе мам с малыми детьми. Это — не благотворительность, не просто социализация определенных слоев общества. Это — стремление использовать потенциал ресурсов, еще не вовлеченных в рынок труда, качественно улучшать его. Для этого есть переподготовка и обучение за счет государственных средств. Работников в самое ближайшее время потребуется больше и больше. Роструд не на пустом месте формирует политику занятости. Там четко просчитывают все тенденции в нашей и мировой экономике. Нам надо не опасаться того, что не хватит на всех работы, а думать о качестве подготовки будущих работников. У нас по-прежнему не хватает специалистов в образовательных учреждениях, поликлиниках, больницах. Все больше и больше требуется квалифицированных рабочих с солидной технической подготовкой. Повторюсь: после того как правительство области утвердило Порядок предоставления работодателями информации о наличии свободных рабочих мест и вакантных должностей, на четверть выросло число вакансий, заявленных в службу занятости. Есть где проявить себя! И добиться успеха — тоже.

В 2014 году достиг зачетной фазы российско­швейцарский проект строительства солнечных электростанций компаний «Хевел» и Avelar Energy Group, который локализован в восточных районах Ростовской области. Компания намерена в течение трех лет построить в рамках первой очереди 5 солнечных электростанций суммарной мощностью 53 МВт. В Орловском, Пролетарском, Сальском районах Ростовской области уже завершаются процедуры оформления земельных участков для их передачи в аренду компании­инвестору. Параллельно идёт работа в Заветинском, Ремонтненском и Егорлыкском районах.

В Матвеево­-Курганском районе компания «Успенский перерабатывающий комплекс» планирует создать специализированный кластер из шести производственных предприятий по переработке нефтесодержащих отходов и нестандартных нефтепродуктов с объемом инвестиций не менее 800 млн. рублей.

До 53,2 % вырос уровень трудоустройства инвалидов, обратившихся в службу занятости. 535 инвалидов устроены на специально оборудованные места, среди них — 17 инвалидов-­колясочников.

Проект азербайджанской компании «Матанат А» (лидер на рынке своей страны по выпуску строительных смесей на цементной и гипсовой основе) локализован в Тарасовском районе Ростовской области. Здесь будет построен завод сухих строительных смесей.

В завершающую фазу перешел проект по строительству в Новоалександровском индустриальном парке (Азовский район) завода технических газов американской компании Air Products (входит в «большую четверку» ведущих мировых производителей промышленных газов). В ноябре на площадку было завезено основное технологическое оборудование, произведенное в различных странах мира.

На «Каменском заводе транспортного машиностроения» (КЗТМ) разворачивается производство запасных частей тягового подвижного состава для предприятий железнодорожного машиностроения, а также другой машиностроительной продукции. В рамках первой очереди предприятие уже приступило к выпуску некоторой номенклатуры, которая не уступает импортным (европейским и американским) аналогам.