В Ростовскую область по-прежнему прибывают беженцы

В лагерь «Пионер» в селе Приморка Неклиновского района мы заглянули почти случайно, по пути к читателям в соседний хутор. В принципе, к внезапным гостям здесь уже давно привыкли – тут находится один из работающих до сих пор в Ростовской области пунктов временного размещения (ПВР) украинских беженцев. 

Летом в «Пионер» чаще всего приезжали VIP-персоны: здесь неоднократно бывали федеральные чиновники, представители международных организаций. Теперь «мода на визиты» уже прошла – как сейчас живут люди? 

– Прекрасно, – искренне отвечает Ксения К., староста находящихся здесь беженцев. Еще в начале лета она жила на Донбассе, но была вынуждена оставить родной дом. Оказавшись в ПВР, она взяла на себя роль посредника между соотечественниками и руководством пункта – эту «должность» ей не удается сложить до сих пор. – Мы не забыты и не заброшены. 

DSCN9170.jpg

Недавно здесь был новогодний огонек: накрывали столы и, по рассказам обитателей, плясали до трех ночи. Для детей до сих пор не закончились утренники: мы как раз выловили Ксению за подготовкой к отъезду на рождественскую встречу, которую устраивала для здешних ребятишек ростовская епархия РПЦ. По словам старосты, обители Неклиновского ПВР всем необходимым обеспечены, не хватает разве что бытовой химии и хотелось бы обновить для некоторых зимнюю обувь, иногда возникает заминка с лекарствами. «Вала гуманитарной помощи, как это было летом, сейчас нет, но и критической нужды – тоже, – рассказывает Ксения. – Разумеется, есть текущие потребности, поэтому мы рады любой помощи. И, если есть у жителей Ростовской области такое желание, свяжитесь с руководством ПВР – вам расскажут, что необходимо сейчас». 

Вопреки до сих пор гуляющим слухам, на руки никакие «пособия» гражданам другой страны Россия не выплачивает, но средства на их содержание и питание выделяет. 

– Сделали ремонт: починили второй этаж в одном из корпусов, поменяли плитку в столовой, отладили отопление – все это силами обитателей, никто от работы не отлынивал, – с гордостью проводит экскурсию по территории начальник ПВР Светлана Добровольская. 

– Постепенно обновляем мебель, делаем новые санузлы – условия для проживания здесь вполне приемлемые. Обустроили игровые комнаты и места для обучения детей: живущие здесь ребята ходят в местную школу, а домашнее задание выполняют тут.

Горловка, Дебальцево, Алчевск, Авдеевка… Здесь живут люди из десятков населенных пунктов - некоторые уже наполовину разрушены войной. Приезжают как из Донбасса, так и из других юго-восточных территорий: прибывают люди из Мариуполя, недавно появились и «дважды беженцы» – сначала семья попыталась убежать от войны вглубь Украины, а потом, столкнувшись с нереальностью обустроиться, решили поискать приют на территории нашей страны. В основном это старики, инвалиды и матери с детьми – трое деток уже родились на территории ПВР. «Одна семья уехала обратно, а две наши принцессы ни в чем не знают отказа, – улыбается Светлана Добровольская. – Мы отвели молодым родителям отдельные комнаты, медицинский уход у нас налажен». За зимние праздники количество живущих здесь людей почти не изменялось, а вот последние недели здесь снова начали работать «на прибытие». 

Буквально накануне нашего визита приехала сюда и Наталья. Она просила не фотографировать ее – это частая реакция среди новоприбывших, но рассказала: в сотне километров отсюда сражается за родную землю муж, он и заставил ее увезти детей от участившихся в последнее время обстрелов. «На сколько я здесь – не знаю, – признается она. – Пока буду пытаться устроиться на работу, хотя кто учителя в середине года возьмет?» Идею переезда в другой регион России она пока даже не рассматривает – бросить мужа и дом для нее невозможно.

DSCN9161.jpg

Уже полгода живет здесь многодетная семья из Дебальцево – тоже в надежде на скорое возвращение. Они не смогли сделать этого во время затишья – сейчас их младшенькой два месяца, когда теперь появится возможность увидеть родной дом – неясно. 

Когда мы беседовали с обитателями ПВР, чаще всего они поднимали проблему трудоустройства: «В округе уже ни одной вакансии не осталось. А нам хотя бы сигарет купить на свои или ребенку шоколадку… Взяли бы хоть дворником, – мечтают многие. – Или найти бы местного фермера, который бы согласился нас взять к себе». 

– Особой проблемы с трудо­устройством у нас нет хотя бы потому, что трудоспособного населения здесь всего пара десятков, – комментирует эти слова начальник ПВР Светлана Добровольская. – Тем более что они ищут высокооплачиваемую работу, ведь даже если останутся жить здесь – мы же никого не гоним! – то за 10 -15 тысяч рублей работать в Ростове или Таганроге невыгодно – больше денег потратишь на дорогу плюс еще ежемесячный патент… Такой работы в Ростовской области, да еще и зимой – нет. Квотирование переезда в другие регионы на этот год еще не определено – пока не знаем, как дальше будет.

По словам руководства ПВР, кто хотел уехать по программе переселения или по квотам, в основном уже разъехались по России. Остались одинокие старики, мамы с маленькими детьми – ребята учатся в школе. Некоторые все ждут возможности вернуться домой: «Зачем тратить деньги Российской Федерации на перевозку нас туда-обратно? – говорят они. – Мы ждем очередного затишья, чтобы хоть на время вернуться...»

На момент нашего приезда в «Пионер» здесь было 217 человек, но эта цифра изменилась уже вечером: возобновившиеся обстрелы в зоне АТО выдавили из родных домов сотни человек – некоторые из них обретут свой временный приют в этом ПВР. В «Пионере» признаются, что регулярно отслеживают сводки боевых действий из всевозможных источников не только из-за страха за родных и свое имущество – прикидывают, сколько мест для размещения может понадобиться уже на следующий день. 

Видеорепортаж Владимира АПАРИНА о нашем визите в Неклиновский ПВР смотрите на сайте газеты nvgazeta.ru

P.S. Мы оказались не единственными гостями в «Пионере» в тот день. Буквально в воротах мы столкнулись с коллегой – журналистом Этери Саконтиковой (на фото), работающей в японской телерадио­компании «NHK». 

DSCN9149.jpg

В «Пионер» Этери приехала «на разведку» – в ближайшие дни творческая группа «NHK» здесь будет снимать фильм о жизни украинских беженцев. «Мы уже проводили съемки в Ростовской области летом прошлого года, – рассказала Этери. – Тогда наш фильм посмотрели миллионы японцев – был немалый общественный резонанс. Но наш режиссер Юити Танака уже тогда сказал: «Снимать нужно не здесь, а в глубинке и чуть позже» – и мы снова вернулись сюда». Съемки нового телефильма о жизни жителей Донбасса будут проходить не только в пунктах временного размещения, но и на территории населенных пунктов в зоне АТО.