77-летняя жительница Новошахтинска, ветеран труда Таиса Александровна Черноусова уже второй раз за полгода попадает в больницу – подводит сердце. Говорит, что здоровье сильно пошатнулось год назад, после скоропостижной смерти сына.

Неприятных эмоций добавило и лишение ее без обьяснения причин льгот на услуги ЖКХ.

– Никаких письменных разьяснений мне не приходило, а так как самостоятельно до управления соцзащиты уже не добраться, туда отправились невестка и внучка, – сидя на больничной кровати, тяжело вздыхает Таиса Александровна. – Им тоже никакого официального письменного ответа не дали, а только на словах обьяснили, что причина – в прописанных у меня внучках.

Вообще-то Ольга и Анна прописались у Таисы Александровны пять и семь лет назад. В связи с определенными жизненными обстоятельствами. И никому до места их регистрации, наверно, еще долго не было бы дела. Но осенью прошлого года Ольга – инвалид третьей группы – решила узнать про положенные ее статусу льготы. Тут сотрудники соцзащиты и выяснили, что она прописана на жилплощади бабушки – ветерана труда.

– Таиса Александровна должна была сразу же сообщить нам об изменении состава семьи, – говорит начальник управления соцзащиты Татьяна Ивановна Нечепуренко. – Тогда бы мы считали размер льготы по-другому и она получилась бы меньше.

– А разве внучки являются членами ее семьи? – сею я зерно сомнения. – Ведь и Жилищный, и Семейный Кодекс к членам семьи относят супруга, а также родителей и детей собственника помещения.

– Мы учитываем всех зарегистрированных на жилплощади, – Татьяна Ивановна настаивает на собственной трактовке законодательства.

– То есть вы хотите сказать, что если завтра я пропишу в своей квартире племянника – он официально станет членом моей семьи, несмотря на наличие собственных родителей?..

– А зачем вы его будуте прописывать? – слышу вместо ответа.

С октября прошлого года Таисе Александровне денежную компенсацию за расходы по оплате услуг ЖКХ больше не перечисляют. Ее удерживают в счет переплаты.

– Она получала компенсацию 1170 рублей, а фактически, с учетом трех членов семьи, имела право лишь на 494, – говорят в управлении соцзащиты. – По нашим расчетам, удержание закончится в августе 2016 года. После этой даты она вновь станет получать денежную компенсацию.

– Тогда мне ее, наверно, уже на кладбище принесут! – горько шутит Таиса Александровна. – Я ведь и раньше не могла понять, как эти льготы рассчитывают, а теперь и вовсе.

«Если ветеран – одинокий, берем для рассчета 33 квадратных метра площади, если зарегистрировано два члена семьи – 42 квадратных метра, ну а если трое, как в случае Таисы Александровны, по 18 квадратных метров на человека, – Татьяна Ивановна обьясняет мне как может сложную арифметику. – Ежемесячные денежные выплаты рассчитываются по региональным стандартам стоимости жилищных и коммунальных услуг на один квадратный метр общей жилой площади жилого помещения по городу Новошахтинску, независимо от фактических платежей за эти услуги. Не понимаете?»

Собственно, в том, наверно, и состоит «фишка» рассчетов оплаты за услуги ЖКХ, а соответственно и размеров денежной компенсации, что подавляющее большинство граждан не в состоянии понять это нагромождение из нормативов, стандартов, квадратных метров, членов семьи или просто зарегистрированных граждан. Как, например, сложно представить себе формулу, по которой компенсация одинокого ветерана труда оказывается в два раза больше, чем имеющего двух членов семьи, на которых по закону тоже распространяется льгота?..

Одна из внучек Таисы Александровны – Ольга, узнав о таком повороте событий, уже выписалась с жилплощади бабушки, вторая – Анна – никак не выберет время, потому что является представителем крупной российской компании в Бангладеш и почти не бывает не только в Новошахтинске, но и в стране. Правда, это тоже никто не учел и даже не попросил представить справки, подтверждающие, что она фактически не проживает на данной жилплощади.