Анатолий (имя изменено: «…не хочу потерять работу», – объяснил он. – Л.К.) – водитель реанимобиля отделения анестезиологии и реанимации Ростовской БСМП-2. Мы встретились перед началом утренней планерки, во время пересменки.

Он показывает стопку бумаг. Постановление ГИБДД об административном нарушении и наложении штрафа – 1000 рублей, объяснительная Анатолия и письменное подтверждение врача, копия медицинской карты вызова по поводу ножевого ранения 17-летней девушки….

01010085_2.jpgШтраф пришел из-за того, что реанимобиль ехал на вызов со скоростью 87 км/час вместо установленной 40 км/час.

– Я же не лихачил! Человек мог умереть, нужна была срочная помощь! – Анатолий говорит, казалось бы, очевидные вещи. – Реанимобиль всегда направляется в самых сложных случаях – на ДТП, ножевые ранения, огнестрелы, ЧП с маленькими детьми.

Вот на днях бригаде пришлось везти с Военведа в детскую реанимацию ЦГБ, считай, умирающего ребенка – с судорогами, остановками дыхания. Ехали со включенными мигалками, сиреной, а фельдшер, срывая голос, кричал в громкоговоритель, чтоб другие автомобили освобождали дорогу. Успели – привезли малыша вовремя, он остался жив. Зато теперь водитель ждет очередного послания из ГИБДД о наложенном штрафе – скорость ведь была превышена.

Такого раньше не было, отмечают и водители, и медработники. Все изменилось, когда несколько лет назад на городских улицах установили камеры видеофиксации дорожных нарушений. И теперь чуть ли не каждый неотложный вызов к тяжелому больному стал заканчиваться для «скоропомощников» штрафом.

Первое время, рассказывают мне, водители даже не подозревали, что с зарплат штрафные суммы списываются. А потом какой-то дотошный сотрудник решил разобраться, почему ему начислено меньше, чем ожидал (зарплата и так небольшая). Вот тут и услышал: «Так вас же оштрафовали…» – «За что?!» Объяснили. И стали передавать водителям на руки сообщения о штрафах...

В итоге они оказались между двух огней. Или, соблюдая скоростной режим, ты можешь опоздать к больному – тогда родственники и правоохранители вправе предъявить к тебе претензии. Или, выполняя профессиональный долг, гонишь реанимобиль, не думая о видеофиксаторах, но зато потом получаешь одно штрафное уведомление за другим.

К чести наших водителей надо сказать, что они всегда выбирают второе. А после наложения штрафа предпринимают усилия для его обжалования. Тратя массу времени на сбор документов, подписей, доказательств, на поездки в центр видеофиксации на Доватора, 154…

От начальства гаража в ответ на возмущение водителей прозвучал совет: «А вы не нарушайте».

– Так, может, уберем тогда с бортов реанимобиля надпись «Скорая помощь» и напишем – «Санитарный транспорт», коль его функции, получается, сводятся только к транспортировке больных?! – Анатолий вскипает, вспоминая тот разговор. – Но ведь люди от реанимации спасения ждут.

А. Актарьян, начальник автохозяйства БСМП-2, объяснил ситуацию со штрафами так:

– Поскольку видеокамеры установлены на уровне расположения автомобильных номеров, то они не «видят», что за транспортное средство попало в объектив, и автоматически фиксируют все подряд, не делая никаких исключений. Но когда мы обращаемся по поводу штрафования «скорой помощи» в центр видеофиксации на Доватора, 154, то в конечном счете как-то все разрешается...

Да, но ценой хлопот, нервотрепки и потраченного времени между дежурствами! По правилам с каждым случаем должен разбираться инспектор ГИБДД и ставить свою подпись. Но теперь она заменена на электронную – процедура, получается, стала еще более техничной и обезличенной.

Судя по Интернету, в других российских городах тоже происходит такое же: например, в Казани, Воронеже, Нижнекамске, Ульяновске. Там ГИБДД не только «скорые», но и пожарных штрафует. Хорошо, хоть до этого у нас еще не дошло.

...– Но ведь полицейское ведомство не будет требовать ничего того, что не предусмотрено законом, – высказалась по поводу штрафования «скоропомощников» начальник пресс-службы ГУ МВД РФ по Ростовской области Н. Устименко. – Значит, таковы правила, они едины для всех.

Однако нельзя же, согласитесь, доводить благое дело борьбы с нарушениями до абсурда – исключения для оперативных служб все-таки должны быть.

Не так много у нас в Ростове реанимобилей – раз-два и обчелся. Ведь можно же зафиксировать госномера и вывести их из системы поиска нарушителей, дав людям возможность нормально работать – как говорится, по назначению?

Этот вопрос – к начальнику центра видеофиксации ГУ МВД РФ по Ростовской области полковнику полиции В. Солодовникову. Редакция будет ждать ответа.

…У Анатолия зазвонил его сотовый телефон. Он быстро все записал, повторяя вслух: «7-я поликлиника, мужчина, клиническая смерть…» И помчался с врачом и фельдшером к стоявшему у входа реанимобилю. Ситуация критическая, значит, наверняка опять придется превышать скорость, чтобы успеть спасти человека. А как по-другому?!