Куда идут работать после окончания консерватории? С какими проблемами приходится сталкиваться ее выпускникам, и что нужно для развития таланта?

Об этом – наш разговор с профессором консерватории, композитором и дирижером Юрием Машиным.

– Вообще музыкант – это уже исключение из правил. А композитор – это исключение из первого исключения, – считает Юрий Борисович. – В отличие от других вузов у нас индивидуальный подход к каждому. Без знания его личностных качеств, способностей невозможно определить дальнейшую перспективу студента как музыканта. Это можно сделать только во время многочасовых занятий с ним. Чтобы достичь высокого исполнительского мастерства, к чему стремятся и преподаватель, и ученик, нужен очень тяжкий труд.

– Но где найти столько талантов? Ведь их не так много…

– Гораздо больше, чем мы думаем. В каждом поколении есть свои моцарты и бетховены. Но одного лишь таланта мало. Огромную роль играет среда, общая атмосфера, окружение музыканта. Сначала это – родители и учителя. Талантливым Амадея моцарта сделал его отец, он же был его бессменным продюсером. Бетховена – отец и учитель. В случае с Чайковским – его мама, потом – учителя. Получается, что почти все дети талантливы, если бы общество давало возможность воспитывать их так, как воспитывали великих композиторов. Разве Моцарт ходил в школу, сдавал экзамены? Этого не было. Он жил рядом со своим учителем, который наблюдал его с утра до ночи с трех лет – самый важный возраст для формирования ребенка. В результате, через пять-семь лет этот ребенок стал писать музыку и давать концерты. Таких детей мы и сегодня встречаем.

– То есть преподавателю музыки нужно постоянно требовать от ученика совершенства, а ученику по пять-шесть часов в день играть на музыкальном инструменте?

– Конечно! Труд по воспитанию, к примеру, одного пианиста во много раз превосходит талант и труд, который затрачен тем же продюсером на появление поп-звезды. Это надо понимать и обществу, и государству в целом. Я с уважением отношусь ко всем музыкальным жанрам, но все-таки надо различать массовую и профессиональную культуру. Чтобы воспитать специалиста массовой культуры, нужен труд, по КПД равный, допустим, 10 единицам, а для воспитания одного пианиста – 200. Но что в реальности? Мы включаем телевизор и по всем телеканалам видим, что у нас самый востребованный композитор – Крутой. Не Щедрин, не Слонимский, не Денисов. Спросите обывателя о классической музыке, он удивится: «А что, сейчас пишут симфонии? Разве это нужно?» Сегодня над музыкальными жанрами доминирует поп-искусство, это, так сказать, то, что поют все, если хотите. Оно нужно, необходимо. В нем есть свои таланты и свои бездарности. Но это, так сказать, масса хлеба. А человек не может питаться только хлебом. Ему нужны и другие продукты. Поэтому задача консерватории – найти талантливых воспитанников и сделать все возможное для того, чтобы максимально развить их возможности. И чтобы люди это понимали, журналисты о них писали, слушатели – ценили, государство – платило.

– Разве в консерватории – платное образование?

– Пока бесплатное, но есть некоторые особенности. Например. По закону у нас можно получить два образования: одно бесплатное, второе – платное. Но, как я уже сказал, есть исключения – особо талантливые студенты. Они, помимо того, что учатся на пианистов, хотят и могут стать еще и композиторами, дирижерами. В таком случае учебу на композиторском отделении они должны оплачивать. Вопрос в том, что все стипендии, гранты, которые у нас получают талантливые студенты, не покрывают стоимости второго образования. Консерватория, министерство культуры пытаются решить эту проблему, но пока безрезультатно. В Европе, к примеру, если ребенок поступает в платное учреждение и в течение нескольких лет хорошо учится, дальнейшую учебу ему оплачивает государство.

– Европа всегда была центром музыкальной культуры. К тому же там проводится много конкурсов, в которых участвуют и наши музыканты, в том числе из вашей консерватории. Что дают такие конкурсы молодым исполнителям?

– Они способствуют их творческому росту, становлению карьеры. Хотя с точки зрения карьеры все это довольно сложно.

– Почему?

– Музыкантов много и, если вы следите за выступлением пианистов по телеканалам, то это, как правило, одни и те же исполнители. Скажем, на всех конкурсах побеждают много представителей Китая, но известен всего один. То же – у скрипачей, виолончелистов... То есть все нацелено на звездность одного исполнителя. У нас много талантливых пианистов, но можете ли вы их назвать? Известен один – Денис Мацуев. Увы, такая система существует. То же можно сказать в адрес музыкантов нашей консерватории. Надо давать возможность не только маститым, но и молодым музыкантам чаще заявлять о себе сольными выступлениями в разных концертных залах.

– Может быть, чаще выступать в филармонии?

– Туда музыканту попасть трудно, как и в любом другом городе. Для филармонии важны концерты, рассчитанные на массового слушателя, тогда продадутся билеты. А кому нужны сольные концерты молодых лауреатов международных конкурсов? Если кто-то из них захочет дать концерт, ему предоставят зал – заплатите за его аренду сто тысяч и играйте, что хотите. Или так: сами продавайте билеты, заказывайте афиши. То есть филармония превращается в арендодателя. Это неправильно.

– Что тогда нужно, чтобы молодые исполнители нашли своих поклонников?

– То, чего нет, но витает в воздухе – создание сетевой информационной базы, которая бы знакомила слушателей с нашими музыкантами, их достижениями. Сейчас такую информацию можно найти на нашем сайте, но этого недостаточно. На совете по культуре при губернаторе Ростовской области мы обсуждали возможность разработки такой информационной базы или рекламного портала для привлечения внимания к нашим молодым исполнителям, продюсеров, той же филармонии, которые, узнав о достижениях наших музыкантов, могли бы навести с ними контакты. Но все это в перспективе.

– Что же делать выпускникам?

– Этот вопрос мы обсуждаем с коллегами постоянно. Ищем варианты, изучаем, как система трудоустройства музыкантов работает за рубежом. Скажем, в Германии во всех небольших городах есть маленький театр обязательно со своим небольшим оркестром. А до соседнего города – 60 км, и там – то же самое. Есть в 60 -100 километрах от донской столицы маленький театр или сцена, где победитель международных музыкальных конкурсов, пианист из Ростова мог бы дать концерт? Мы можем все это организовать, но кто за это заплатит? А как музыканту работать, не получая ничего за свой труд? На уровне области должен быть продюсерский центр, который бы организовывал такие концерты, а тем, кто в них участвует, за это платили, хотя бы немного. Тогда наши музыканты в поисках работы не станут уезжать в Германию или Испанию. Но пока, сегодня, остается только надеяться и верить в лучшее...