Почему жильцы разделились на два лагеря и воюют друг с другом

После двух с половиной часов общения из ростовского Дома ветеранов вышла с «квадратной» головой. Потому что последние несколько лет нервы у проживающих здесь - на взводе. Они разбились на два диаметрально противоположных лагеря, много и громко говорят и от слов даже переходят к делу. В смысле - рукоприкладствуют.


Дом ветеранов когда-то строили для счастливой жизни
В середине девяностых, когда задерживались выплаты пенсий, зарплат и вообще в стране была социально-экономическая неразбериха, а очереди в дома-интернаты для престарелых превышали тысячу человек, появление на бульваре Комарова в Ростове Дома ветеранов с отдельными огромными полноценными квартирами, просторными холлами с мягкой мебелью, светлыми широкими коридорами, собственной придомовой территорией, вахтой, столовой, магазином, библиотекой спортзалом, комнатой отдыха и даже музеем казалось чем-то невероятным.

С промежутками в пять лет здесь построили еще два дома, вошедших в единый жилищный комплекс. Соответственно названию по договорам социального найма сюда вселялись ветераны войны и тыла и просто пожилые заслуженные люди, в силу разных причин оставшиеся без собственной крыши над головой.

- Но пять лет назад, когда поселилась я, уже ни о каких договорах социального найма речи не было. Лишь как о временном проживании. Под «временно» понималось, что мы получим жилье по кварточереди. Но все знают, как движется, а точнее - не движется эта кварточередь! Поэтому здесь мы, скорее всего, до конца, - говорит одна из жительниц Надежда Ивановна. В Доме ветеранов она оказалась после смерти мужа. Его родственники «выкинули» ее из дома, принадлежащего на правах собственности свекрови.

- Словом, здесь мы тоже никто и звать нас никак. Букашки, а не люди! Хотя, казалось бы, живи и радуйся: квартира площадью 44 квадратных метра, все удобства, огромная лоджия! Ан нет... Не имеем права никого прописывать и оставить на продолжительное время даже близких, - рассуждает другая жительница Зинаида Александровна. Сюда она перебралась после того, как совместное проживание с психически больной дочерью стало угрожать ее здоровью. Продала свою гостинку, а деньги отдала родственнице, согласившейся присматривать за больной на своей жилплощади.

Жильцы говорят, что проблемы Дома ветеранов особенно проявились после того, как в рамках государственной программы в собственные квартиры в новом микрорайоне «Левенцовский» отсюда переселили практически всех ветеранов Великой Отечественной.

Корпус № 1, с которого и начиналась когда-то история Дома ветеранов, теперь, по сути, превращен в обычный жилой дом, куда вселяют бюджетников и детей-сирот. Некоторые освободившиеся комнаты в корпусах № 2 и № 3 еще продолжают пустовать, в остальных тоже обосновываются люди, далекие от ветеранства, - одинокие матери с детьми, молодые люди и даже неблагополучные с точки зрения образа жизни граждане.

P1060960.jpgПостепенно в Доме ветеранов закрылись магазин, столовая, спортзал, музей. Когда старшее поколение, воспитанное на особых принципах, поинтересовалось - куда делось оборудование из столовой и что с инвентарем спортзала, услышало от коменданта: «А это разве ваше имущество? Какое вы отношение к нему имеете?»

Департамент жилищно-коммунального хозяйства и вовсе ответил, что оборудование столовой ни на чьем балансе не стоит и в реестре муниципальной собственности не значится. То есть юридически оно ничье.

«Наш Дом ветеранов - то место, откуда можно нести все что угодно», - считает жительница Лидия Степановна. Несколько лет она возглавляла местную ячейку совета ветеранов. Потом сама инициировала свое переизбрание и поддержала новую кандидатуру на эту должность - Алину Петровну. Теперь они «на штыках».

Так как комендант появляется в доме лишь раз в неделю, Алина Петровна здесь фактически за главного. Например, организовала установку общей телевизионной антенны. Но когда Лидия Степановна пожаловалась ей, что телевизор почему-то не принимает сигнал, услышала в ответ: «У таких нахалов никакой канал не должен работать!» Через несколько минут возле двери Алины Петровны произошла потасовка, в ходе которой Лидии Степановне досталось крепко: закрытая черепно-мозговая травма, сотрясение мозга, многочисленные кровоподтеки.

P1060961.jpgВорошиловский районный суд Ростова признал Алину Петровну виновной в совершении преступления и назначил штраф в сумме пять тысяч рублей и компенсацию морального вреда - две тысячи. Тем не менее вот уже два года после этого она по-прежнему возглавляет совет ветеранов.

- Куда бы мы ни обращались по больным вопросам: неимоверно высоким коммунальным платежам, которые доходят до пяти тысяч рублей, так как содержим все эти огромные общедомовые площади, по поводу вселения разных людей, скорее всего, «квартирантов», по возврату нам права на договоры соцнайма и в целом о судьбе Дома ветеранов, ничего не можем решить, - говорит жительница Елена Васильевна. - Потому что Алина Петровна и ее сторонники заявляют властям, что все здесь хорошо, и мы просто сплетники и склочники.

Наверно, причина торможения не только в существовании двух точек зрения на ситуацию в Доме ветеранов. При обращении к чиновникам правдоискатели, помимо всего, еще и уверяют, что их здесь травят газом. «Доказательством отравления служат дохлые комары и мухи, которых обнаруживают жильцы при возвращении с улицы в квартиру. Некоторые вахтеры работают в поликлинике и в лабораториях, где у них, видимо, есть доступ к отраве» - из письма в городской центр по управлению специализированным муниципальным жилищным фондом. И еще: «В последнее время, проникая в квартиры некоторых недовольных, режут шланги, затапливая то горячей, то холодной водой».

Особо впечатлительные чиновники таких подробностей долго не выдерживают, говорят: «Что за чушь?» и дают понять, мол, общение закончено.

На самом деле, создавая дом ветеранов, имеющий перед домами-интернатами для престарелых один большой плюс - расселение в изолированных квартирах, а не по три-четыре человека в комнате, власти не учли главное. Мало построить хорошее здание с социально-бытовыми помещениями и поселить людей. Необходим штат настоящих специалистов, умеющих вести хозяйственную деятельность и общаться с пожилыми, выявлять особенности их характера и возрастных изменений, помогать решать конфликты на начальной стадии. Ведь неслучайно в домах-интернатах есть и директор, и заведующая медчастью, и психолог.

Старожилы вспоминают, что вначале здесь тоже были психологи. Но их не стало, как и многого другого.