Жители маленького хутора Наумов, как чуда, ждут строительства здесь дороги

…От станицы Советской редакционная машина проехала по трассе километров пятнадцать и свернула к хутору Наумов. Асфальт сразу кончился, но автомобиль еще какое-то время более-менее терпимо двигался по грунтовке, пока не въехал на дамбу рядом с прудом. Очень, кстати, красивым, с плавающими по нему лебедями. Но нам уже было не до этой идиллии, поскольку двигаться по раскисшей (прошедший с утра дождь постарался) дороге было очень непросто.

Однако когда въехали в хутор Наумов, оказалось, что до того были цветочки, а ягодки – вот они: грязевое месиво, являющееся внутрипоселковой дорогой. Наша машина с большим трудом добралась по ней до основной площадки крестьян-ско-фермерского хозяйства Петра Михайловича Новикова, к которому и направлялись.

Он вышел в резиновых сапогах, остальные работники (все тут называют себя бригадой – на советский лад) тоже были соответствующим образом экипированы, ну а мне пришлось туго – сапогами я не запаслась.

...Перед поездкой сюда глава Советского района Е. Щепелев очень хвалил Новикова за производственную сметку («…и само хозяйство действующее, и люди у него неплохо зарабатывают»). А особенно за то, что благодаря его, Новикова, личным усилиям вся земля и фермерские постройки в хуторе оказались должным образом оформлены, и теперь по ним платятся налоги.

Петр Михайлович по поводу последнего скупо обронил: ничего, мол, особенного – одних убедил, других уговорил, ну а на себя взял всю, как он сказал, бумажную работу, хлопоты с документами. Зато теперь и односельчане довольны, и районная власть.

Говоря о фермерском хозяйстве, тоже был немногословен:

– Работаем как умеем. Думаете, все у нас получается? Да нет, по-всякому бывает. Однако стараемся, тянемся, держимся друг за дружку. В бригаде все свои, многие – родня между собой. Вон с Валерием Кравченко, например, два его сына ра-ботают, остальные тоже – сватья, кумовья…

А по-настоящему Петр Михайлович загорелся, когда речь зашла о самом хуторе:

– Он у нас особенный. Все жители – коренные, свои, чужих нет, сроднились уже давно. И со стороны все сюда тянутся. Как весна, так со всего района народ к нам в Наумов едет – за рыбой, цветами (знаете, какие красивые места тут есть!), грибами, на охоту…

Два года назад тут появился газ в домах, за что жители не перестают благодарить областную власть. Признаются: даже не ожидали, что их маленький хутор все-таки газифицируют, а вот поди ж ты! В Наумове проживают около двухсот человек. Много людей старшего, среднего возраста, но и молодых хватает. Есть и школьники. На занятия их возят в станицу Советскую.

Начало школьного маршрута – как раз та улица Молодежная, по которой редакционная машина утром с таким трудом пробиралась, рискуя увязнуть в грязевом болоте. А ребятишек именно отсюда каждое утро забирает школьный автобус и после занятий возвращает сюда. Каково ему всякий раз преодолевать полосу дорожных препятствий, трястись с детворой по колдобинам и ямам, а?

– Нашему хутору просто жизненно необходима нормальная дорога, без нее он просто пропадает, – твердит Петр Новиков. – Была бы дорога, может, и молодежь бы никуда не стремилась уезжать. А то ведь если нет возможности до трассы добраться, то как на работу ездить?

Вот молодые и начинают поглядывать в сторону то Ростова, то Волгограда (он ближе).

– Мы с ребятами и так собственными силами каждый год стараемся эту дорогу латать – щебенку привозим и засыпаем, ямки заделываем, – продолжает Петр Михайлович. – Не делали бы этого, ваша машина в дождь вообще бы в Наумов не проехала – утонула бы в грязи.

Глава Советского района Е. Щепелев, когда я с ним связалась, подтвердил, что, действительно, внутрипоселковые дороги – проблема крайне болезненная, давно назревшая. Хотя три проекта на них (общей стоимостью 33 миллиона рублей) были изготовлены еще в 2012 году: для Калач-Куртлакской слободы (там надо сделать один километр дороги), хуторов Новорябухин (девятьсот метров) и Наумов (один километр сто метров).

– Если бы удалось те дороги построить и населенные пункты оказались бы в асфальте, то это был бы уже другой образ жизни, – как о чем-то несбыточном говорит глава. – Однако готовые проекты лежат уже три года. А мы без поддержки области ничего не потянем – это факт. Поэтому остается только ждать, надеяться.

…Перед отъездом из хутора Петр Михайлович Новиков повел меня к военному братскому захоронению. Пояснил: в 1942 – 1943 годах тут были сильнейшие бои, много наших бойцов погибло, предавали их потом земле местные жители. «Моя мать вспоминала, как сама на подводах привозила сюда тела красноармейцев и хоронила…», – говорил, пока мы шли к братской могиле.

Она, как оказалось, содержится в идеальном порядке. Солдатский обелиск, надгробье с красной звездой, покрашенная оградка, цветы – все ухоженное, везде чувствуются заботливые руки. Хуторяне сами следят, никто их не заставляет: «Это же наша память».

– До того хочется, чтобы наш хутор жил и все в нем сохранилось! – прощаясь с нами, сказал Петр Михайлович.

Как будто напутствовал передать эти слова тем, от кого зависит судьба хуторян. Передаю. Может, подействует?