Генеральный секретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев очень любил забавные истории про себя. Сам их рассказывал собеседникам за обильно накрытым столом, сам же первым и хохотал

Репродукция Сергея Азарова
Поскольку он был уроженцем Днепропетровска, то довольно часто напоминал всем такой анекдот.

«Приходит ученик на экзамен, а у него спрашивают:

– На какие периоды делится история России?
Ну, тот начинает вспоминать:

– История России делится на четыре периода. Допетровский, петровский, послепетровский и... днепропетровский!»

Далее все тонуло во взрывах хохота.

Вообще-то Леонид Брежнев человеком был неплохим. Начинал рабочим на заводе, был землемером в селе. Войну прошел честно, от звонка до звонка, в небольшой должности полкового комиссара. Уже командуя разрушенной Днепропетровской областью, сумел восстановить здесь мощную промышленность. Целину поднимал в Казахстане. И когда в 1964 году предыдущий лидер Никита Хрущев уж совсем заигрался со своими экономическими экспериментами, когда огромные очереди за хлебом выстроились во многих городах, оказалось, что именно Леонид Брежнев сможет его сменить. Он и сменил, пробыв на посту руководителя нашей страны долгих 18 лет.

Можно сейчас иронизировать сколько угодно на тему, что вот, дескать, был у нас период «застоя», период засилья командно-административной системы, и так далее. Но ведь, хоть и медленно, но двигалась тогда Россия вперед. Возводились в городах и селах новые дома. Взлетали спутники. Планы перевыполнялись. Зарплаты и пенсии выплачивались без задержек. И хотя в магазинах особого изобилия не наблюдалось, но и голодающих людей на улицах не встречалось. С нами считались! Армия и флот крепли день ото дня. В марте 1969 года на острове Даманский такой сокрушительный удар нанесла неприятелям наша ракетная артиллерия, что у многих агрессоров надолго пропало желание проверять нас на прочность. В итоге в 1973 году состоялся буквально триумфальный визит Леонида Брежнева в США, а в 1975 году с нашей подачи в Хельсинки было подписано соглашение о безопасности и сотрудничестве в Европе, которым гарантировалась незыблемость всех сложившихся на континенте границ.

А вот в Сочи с Леонидом Ильичом произошел забавный случай. В 70-е годы стали сказываться его фронтовые заболевания. Проведенные в землянках ночи не прошли бесследно, стало ломить в суставах. Минеральные ванны в чешских Карловых Варах не помогли, а вот сочинская Мацеста – да. После нескольких процедур почувствовал Генеральный секретарь ЦК КПСС явное облегчение, ну и зачастил в Сочи. Целые месяцы здесь проводил. Порой забавно становилось. Днем сочинцы наблюдали за движением кортежа автомашин, в одной из которых Леонид Ильич мчался из своей резиденции «Бочаров ручей» на Мацесту. А вечером в программе «Время» стране сообщали, что в этот же самый день «Товарищ Брежнев в Кремле принимал судьбоносные решения». Хотя, впрочем, он многое мог изменить в нашей жизни и находясь на отдыхе.

Долгое время в Сочи явно слабым местом было детское здравоохранение. Предназначенная для лечения юных сочинцев больница располагалась в бараке, денег не хватало не то что на новую стройку, но и на новое оборудование. И потому главный врач больницы Александр Григорьев очень обрадовался одному телефонному звонку, который раздался в его кабинете в сентябре 1975 года. Звонил начальник правительственного санатория «Сочи» Евгений Никифоров, который сообщил, что вот, дескать, получаем новый рентгеновский аппарат, а старый, еще отлично работающий, готовы передать в систему горздрава. Не нуждаетесь ли?
Тут доктор Александр Григорьев не стал долго раздумывать, вскочил в машину и примчался в санаторий «Сочи». Бдительная охрана на проходной остановила визитера, но он помахал алой книжечкой депутата горсовета, и его пропустили в приемную руководителя здравницы.

– А начальник в парке, показывает высоким гостям наши замечательные растения, – сообщила секретарша.

Никому и в голову не могло прийти, что, окрыленный надеждой на получение нового рентгенаппарата Александр Григорьев тут же бросится в парк. Такого в практике правительственных здравниц с режимной системой охраны ранее не бывало. А детский доктор уже мчался по аллее. И надо же, буквально через пять минут увидел начальника санатория «Сочи», который и вправду что-то рассказывал об уникальности местных пальм группе почтенных мужчин.

– Как хорошо, что я вас нашел, – с ходу закричал Александр Григорьев начальнику санатория. – Не терпится взглянуть на ваш рентгеновский аппарат...

В саду неожиданно установилась мертвая тишина, и даже птицы, кажется, перестали щебетать. Александр Григорьев внимательнее взглянул на гостей и тоже онемел. Перед ним в сопровождении свиты стоял человек, известный по фотографиям всей стране.

– Простите, Леонид Ильич, – только и пролепетал детский доктор.

– Ничего, – по-отечески улыбнулся Генеральный секретарь. – Так что за проблема у вас, товарищ?

– Видите ли, меня недавно назначили главным врачом детской больницы, а наша больница находится в бараке, рентгеновский аппарат совсем износился…

– В бараке, говорите, – сдвинул Леонид Брежнев свои знаменитые брови. – Кто тут у нас от городского руководства?

– Да, у нас уже есть планы строительства нового корпуса детской больницы, все уже и в титул внесено. Вот только деньжат бы подкинули, мы бы сразу все сделали, – сразу же нашелся первый секретарь Сочинского горкома КПСС Виктор Гавриленко.

– Так это дело мы поправим, – вновь по-отечески улыбнулся Леонид Брежнев.

Через месяц в Сочи открылась очередная городская партийная конференция. Все ее участники с изумлением узнали, что у города нет более важной задачи, чем помочь больным детям, что в ближайшее время надо быстренько закончить работу над проектом новой детской больницы и начинать стройку, и что лично «дорогой Леонид Ильич» дал указание выделить на это дело шесть миллионов рублей. Как вы понимаете, все иные задачи городской парторганизации сразу же отошли на второй план.

В ту пору все в стране мерялось пятилетками. Так вот, за одну пятилетку в Сочи выросла замечательная детская больница на 500 коек, в которой у медиков наконец-то появилась возможность в нормальных условиях проводить лечебные курсы, процедуры и эксперименты. На открытие больницы Леонид Брежнев не приехал. Чувствовал себя уже неважно и в 1982 году ушел навсегда. А подаренная городу Сочи детская больница работает до сих пор, избавляя от болезней тысячи ребятишек…