...Казалось, мы попали в какой-то затерянный мир.  Половина домов стоят пустыми – хозяев нет. Больше часа мы ищем нужный дом на пыльной улице, заросшей лебедой по пояс. И спросить  не у кого – прохожих нет... Но должны же здесь быть люди! Мы же получили письмо с обратным адресом: поселок Синегорский  Белокалитвинского района.  И мы опять начинаем кружить среди зарослей лебеды меж запертых домов с выбитыми стеклами окон. Автора письма Юрия Приходько мы все же нашли.

Юрий Приходько все ждет, когда настоящий собственник избавит поселок от развалин.

 ...Опираясь на палку, Юрий Владимирович ведет нас к развалинам бывшего шахтоуправления, что в двух шагах от его дома.  Он помнит, как совсем недавно здесь кипела жизнь, а сам он был  не пенсионером, а энергичным заместителем начальника шахтоуправления «Краснодонецкое». Тогда работа шахт  обеспечивала социальное благополучие  всего поселка. Сегодня все иначе: какое процветание без градообразующего предприятия? Однако в поселке  продолжают жить люди. И им хочется жить по-человечески.

На колу – мочало, начинай сначала

Когда-то  под  началом шахтоуправления было три шахты, а оно само  располагалось в добротном двухэтажном строении послевоенной постройки, в котором размещались не только контора, но и отделение милиции, и поселковая поликлиника. В девяностые здание  было  приватизировано. Новый собственник разрушил крепкое строение, как говорят,  из-за металла (балки, отопительные батареи и трубы) и дефицитной в те годы черепицы. Все это вывезли.  Долгое время дом, зияющий глазницами выбитых окон и проемами без дверей, служил пристанищем бомжам. Народ боялся ходить в  окрестностях. Школьников, чей путь домой лежал мимо заброшенного здания, родные   встречали и провожали, не рискуя отпускать детей одних…

Наконец,  в 2010 году состоялось решение Белокалитвинского городского суда, обязывающее тогдашнюю собственницу  оградить территорию  здания, а также забить окна и двери. Исполнительный лист был направлен в Белокалитвинский районный отдел УФССП по РО в августе 2011 года, тогда же было возбуждено и  исполнительное производство. Увы, оно запоздало. За месяц до этого  прежняя  собственница перепродала участок со зданием новому  хозяину – все пришлось начинать по новому кругу...  И так – четыре раза, по числу сменявших друг друга собственников. Все – частные лица. Строить ничего не пытались. Зачем покупали участок с развалинами – большой вопрос. В поселке ходят упорные слухи, что все они – подставные лица, а не настоящие владельцы... 

Летом 2015 года у полностью развалившегося здания бывшего шахтоуправления появился очередной новый хозяин.  Исполнит ли он наконец  решение суда  и расчистит  ли земельный участок от строительного мусора?  Или опять перепродаст?

«Вы пишите, вы пишите, вам зачтется...»

Все эти годы  Юрий Владимирович  держит ситуацию на контроле. Он дважды писал письмо на имя губернатора РО Василия Голубева. Специалист отдела по работе с обращениями  областной администрации добросовестно направила его жалобу в административную инспекцию и в донское управление Федеральной службы судебных приставов. Ответы, которые Юрий Владимирович называет не иначе как отписки,  он получил из обеих инстанций, но они на ситуацию никак не повлияли.


Одно время  к проблеме подключились  двое местных депутатов – они  сделали запрос в Белокалитвинскую службу судебных приставов.  Да и поселковая администрация  подавала судебный иск  к одному из владельцев разрушенного здания. Увы,  бумажный круговорот  сам по себе, а руины – сами по себе. И который год  – все  на том же месте…

Нечего взять там, где ничего не положено

Комментирует ситуацию начальник Белокалитвинского отдела УФССП по Ростовской области Геннадий Хмелев:

– Действительно, у этого здания за последние годы сменилось несколько собственников, так и не исполнивших решения судов.  Все они – физические лица, а не юридические. По закону мы не имеем права  возбудить в отношении кого-либо из них дело или обязать их исполнить решение суда. Например, с предыдущего собственника разрушенного здания, который работал трактористом в хозяйстве,  взять было нечего, он малоимущий человек.  Мы это поняли, когда приехали к нему на подворье. С него невозможно было взыскать даже  исполнительский сбор – платить ему было нечем... А для того, чтобы исполнить решение суда – разобрать весь строительный хлам и вывезти его – необходимо иметь серьезные деньги. Надо нанять погрузчики, самосвалы, которым предстоит вывезти  не менее трех железнодорожных вагонов строительного мусора.  А еще надо людям заплатить за работу.... Хорошо, если бы тут появился серьезный хозяин.


Непонятным остается одно – каким образом и для чего все  эти малоимущие люди стали  в свое время владельцами сначала останков здания, а потом и его  руин? Что  у них за любовь  такая  к «графским развалинам»?

Может быть, этот вопрос заинтересует правоохранительные органы? А участок, в свою очередь привлечет внимание инвесторов: размеры его таковы, что здесь вполне уместится, например, торговый центр. Поселок будет этому только рад…