Участившиеся ЧП с участием автобусов привлекли внимание к проблеме «мотохлама» на дорогах

Дорога у «Мегамага». 26 августа. Коммунальный транспорт давно уже горит ярким пламенем. Фото из социальных сетей.

«Слонами» называли подержанные машины, наводнившие в лихие 90-е наши улицы и дороги. Времена изменились, а слово осталось. Только теперь молва закрепила его за импортным автобусным секонд-хендом, что составляет сегодня основу любого нашего пассажирского автотранспортного предприятия.


Пламя у «Мегамага»

Самое свежее по времени ЧП случилось на ростовском Темерницком мосту вечером 26 августа. Загорелся рейсовый автобус № 101 Батайск – Ростов. Потрясенные пассажиры рассказывали подробности: языки пламени, вырывающиеся из-под пола машины, удушливый дым, мгновенно заполнивший салон... Не хочется даже думать, во что превратилась бы забитая машинами площадь у «Мегамага», взлети на воздух горящий 101-й автобус. Вся гигантская автостоянка могла бы сдетонировать... Слава богу, водитель Владимир Шепелев не растерялся и бросился гасить пламя, да и пассажиры не поддались панике. 

А после того, как опасность миновала, не поскупились на вопросы. И главный из них: как можно выпускать на линию такие машины? Задавшая его наша читательница Наталья Емельянова едва ли не ежедневно ездит 101-м маршрутом.

– Это настоящие душегубки, – так отзывается Наталья о выпускаемых на маршрут машинах. – В жару температура в салоне до 40 градусов доходит. Пассажиры мучаются, да и водителям за рулем несладко...


«…потому что не может быть никогда»

Мутная реальность общественного транспорта.Нашей читательнице вторят ее земляки. Все те, кто пользуется общественным транспортом не по прихоти, а по нужде. Не особо стесняясь в выражениях, называют они прошедшие не один европейский автопарк машины «скотовозками». Мало того, что душные с вечно мутными от грязи окнами, так еще и ходят как бог на душу положит. То в час пик ни одного не видно, то вдруг, повинуясь какому-то стадному инстинкту, сгрудятся сразу несколько, следующих одним маршрутом. При этом доискаться правды в диспетчерской АТП сложнее, чем добыть образцы марсианского грунта. Батайчанка Инна Долгобородова, во всяком случае, не смогла. На все претензии граждан там совсем по-чеховски отвечают: автобусы выходят в рейсы согласно расписанию, и никаких задержек просто быть не может. Потому что не может быть никогда... 

«Согласно расписанию» – это, значит, в соответствии с информацией, размещенной на остановках. Однако указанные там интервалы движения в 10 – 15 минут можно смело удваивать, а то и утраивать. И это при том, что преодолевать автобусам приходится менее 14 километров – для мегаполиса не расстояние. Вот люди и возмущаются: если автобусы не могут ходить согласно заявленному расписанию, то почему нельзя в этом признаться и откорректировать график движения? Ведь, несмотря на весь свой оптимизм, время от времени начальство батайского АТП признает имеющиеся трудности. Ссылаются и на пробки, и на сложности с финансами, и на проблемы с подвижным составом.

 Комментируя августовское ЧП со 101-м автобусом, директор АТП Анатолий Павлятенко эаметил, что только в этом году предстоит списать где-то восемь машин, вместо которых надо будет закупить новые. Однако обновить автобусный парк удастся не раньше будущего года. В этом году денег хватило только на то, чтобы переоборудовать котельную предприятия. А пока доля автобусов, которые эксплуатируются свыше 10 лет, в батайском АТП составляет 40 %.


Экономика второй свежести 

То автобусы ждут пассажиров, то пассажиры автобусов.Трудно сказать, сколько рук покрутило рули всех этих «вольво» и MANов, прежде чем оказались они в автопарке АТП, став своего рода символами экономики всего российского коммунального транспорта. В тисках этой экономики второй свежести сегодня зажаты не только батайские транспортники. По соседству, в Ростове, «слонов» тоже хватает. Состоят из них, по преимуществу, частные автоколонны. Муниципальное предприятие в последнее время обзаводится техникой поновее. Другое дело, что берется то, что взять проще.

Скажем, выпускаются на линии мутанты канувшего в небытие Ростовского автобусного завода. Существовал такой на руинах «Красного Аксая». Для сборки ему по бросовой цене так называемые партнеры уступили самый непрезентабельный вариант – с сиденьями, смонтированными настолько высоко, что не каждый молодой пассажир вскарабкается, не говоря уже о гражданах пенсионного возраста. 

Закупленные недавно новые автобусы Ликинского завода, хотя и отличаются в лучшую сторону от творений РоАЗа, но также вызывают нарекания. 

Пассажиры опять жалуются на неудобные сиденья и духоту, а водителей не устраивает надежность техники: говорят, едва ли пробегает долго.

Кстати, именно из-за невысокой надежности сработанных на отечественных предприятиях машин все АТП мертвой хваткой держатся за западных «слонов». Недаром верхняя возрастная планка для ростовских автобусов не установлена. По словам заместителя директора департамента транспорта южной столицы Александра Варича, однозначно запрещена лишь эксплуатация машин, не прошедших техосмотр и признанных непригодными для перевозок пассажиров.

А проще всего причину такого либерального подхода объяснил уже знакомый читателю героический водитель пострадавшего батайского автобуса Владимир Шепелев:

– Отечественная техника хоть и приходит новой, но уже через год работы пищит и скрипит. А нашим автобусам не один десяток лет, и при достойном уходе они российские переплюнут…

Оттого и готов Владимир вернуться даже за руль своего погорельца, проездил на котором добрых пять лет. Да только начальство рассудило по-иному. «Чепешный» автобус разберут на запчасти. А Шепелеву уже выдали другую машину – двухсекционную «гармошку»:

– Хоть и простоял он три года без движения, но мы с сыном его поднимем – летать будет!


 Бедность не порок?

Общественный транспорт повсеместно остается отраслью с нарушенным воспроизводством основных фондов. Автопарк стареет быстрее, чем обновляется. И не только из-за бедности. При планировании развития транспортной системы не учитывается целый ряд факторов – таких, как, скажем, состояние производства и связанная с ним динамика мобильности населения. 

 Отсюда – отсутствие адекватного инвестирования АТП. А дальше – рост транспортных затрат населения. Тарифы и цены транспортной услуги уже давно не одно и то же. Но «ножницы» не компенсируют затрат перевозчиков на поддержание своих «слонов» в рабочем состоянии. Не случайно же В. Шепелев вынужден приводить свой автобус в порядок самостоятельно на пару с сыном.

Сегодня все больше народу пересаживается с общественного транспорта на личный. Что ж, помимо прочего, машина в России – знак статуса. Европейские штучки с пересадкой сознательных граждан с личных авто на муниципальные автобусы у нас пока не прокатят. Получается порочный круг: люди предпочитают личные машины – зачастую такие же «слоны» – потому, что не хотят мириться с унизительными условиями поездки в «скотовозках» и «душегубках», а АТП впадает еще в большую бедность из-за потери пассажиров. 

Уповать на конкуренцию в таких условиях бесполезно. В том же Батайске местное АТП занимает монопольное, по сути, положение не потому, что до допуска на рынок предприятий-конкурентов никто в мэрии не додумался. Просто их приход означал бы всего лишь смену монополистов. Экономика традиционного АТП конкуренции выдержать не способна. Тому примеры – Азов, Зерноград, Самарское, Таганрог, другие места, где автобусы оказались вытеснены маршрутками. В Батайске власти учли этот опыт и не настроены, повторяя его, множить число безработных. Поэтому, несмотря на все жалобы и просьбы, пускают те же маршрутки предельно осторожно. Как пояснил начальник экономического отдела мэрии Валерий Задоя, наряду с основным АТП-1 есть еще два частных перевозчика. Но обслуживают они пока лишь пассажиров западной части города.


Лукавый оптимизм

Доказано, что общественный транспорт, по сравнению с личным, и людей перевозит больше, и занимает в 8–15 раз меньше места на дорогах. Поэтому развитый коммунальный транспорт – союзник местной власти в борьбе с автомобильными пробками. Но станет он таковым, лишь став привлекательным для людей.

Об этом, как и о том, что нельзя повторять пороки поголовной автомобилизации по западному типу, нам твердят едва ли не с советской поры. И с тех же самых времен все пороки воспроизводят. Под повторяющиеся призывы решить, наконец, транспортную проблему.

Не далее, как в 2013 году, батайское отделение «Единой России» обнародовало предвыборную программу «Батайск навстречу людям», где, в частности, говорилось: «В 2014–2015 годах в городе появится новая модель автобусных перевозок. Количество маршрутов вырастет на 20%. Введение жесткого расписания обеспечит большую интенсивность и регулярность движения»…

 Год 2015-й скоро подойдет к концу. И что? Ответ на этот вопрос уже, думается, ясен. И не только в Батайске. Сколько транспортных прожектов рождалось в южной столице? От монорельса до канатной дороги... Вот недавно еще одна идея мелькнула: пустить из Ростова в Батайск троллейбусы. Идея из серии хорошо забытого старого. Но можно только представить, что будет твориться на дороге, если там появятся еще и нынешние «рогатые»... 

Прожекты прожектами, а стройной концепции развития коммунального транспорта пока нет. Иначе не наблюдали бы мы шараханья типа повального открытия ростовской Большой Садовой с одновременным переносом оттуда на Красноармейскую улицу движения автобусов малой вместимости и маршруток. Не негодовали бы, видя, как носятся все, кому не лень, по выделенной для общественного транспорта полосе. Все это ростовчане уже устали поносить, а та же Красноармейская стала рекордсменом по дорожным происшествиям. Эх, да что там говорить…



Благая весть: начинается разработка стратегии развития донского края до 2030 года. Несомненно, что транспортные проблемы займут там свое место. Но вот что будет предложено для их решения?