В Ростове состоялся круглый стол на тему  легализации так называемых беби-боксов, или «окон жизни», призванных сохранить жизнь нежеланным младенцам, предотвратив их убийство родными матерями. Участники высказались против узаконивания такой практики. Однако у идеи есть и сторонники. «НВ» попыталось рассмотреть проблему со всех сторон.

Коллаж Андрея Краснокутского

Беби-бокс лучше мусорного бака!

Первые российские беби-боксы появились в 2010 году в Перми для решения проблемы инфантицида – убийства матерями нежеланных новорожденных. Проблема не надумана – по статистике  МВД РФ,  в 2010-2011 годах  зафиксировано 268 случаев убийства матерями новорожденных младенцев. Инициативу  пермской организации «Колыбель надежды» подхватили в других регионах. Сегодня в  одиннадцати российских субъектах  при медицинских учреждениях открыто 21 «окно жизни», спасены  35 младенцев.  Готовятся к открытию беби-боксов еще в шестнадцати городах страны.

На законодательном уровне отношение к «окнам жизни» противоречивое.  Часть депутатов Госдумы предлагают узаконить боксы для приема подкидышей – в августе 2015 года в ГД РФ поступил проект соответствующего ФЗ. 


Беби-боксы – зло!

Другие депутаты Госдумы решительно протестуют против этой идеи  и в сентябре нынешнего года  внесли встречный  законопроект – о полном запрете беби-боксов.

Законопроект рассмотрели и поддержали  участники круглого стола, состоявшегося в Ростове, - представители ростовского отделения общероссийской организации защиты семьи «Родительское всероссийское сопротивление», Ростовской епархии,  уполномоченного по правам ребенка в Ростовской области, общественной организации «Донская семья», департамента социальной защиты населения Ростова, органов опеки и попечительства.

Они решительно не согласны с тезисом,  что оборудование специальных мест для анонимного отказа от ребенка поможет сохранить ему жизнь. По их мнению, если мать решила убить ребенка, то не пойдет искать «окно жизни», а выполнит задуманное.
Все рекомендации участников мероприятия в Ростове обобщены и  будут переданы в Общественную палату РФ для последующего рассмотрения в Госдуме РФ.


Дать шанс

В 2014 год  в России зарегистрировано 136 убийств детей в возрасте до одного года.

На Дону  случаев  детоубийства немного, но каждый воспринимается  очень болезненно, поскольку противоречит  самой природе. В  2013 году  следователи донского СКР расследовали  4 дела об убийстве матерями новорожденных, в 2014-м – 3, еще 2 дела – о покушении на убийство новорожденных. А сколько умерщвленных младенцев так и не найдено?..

Особенно шокировали общество два  случая детоубийств на Дону. В 2014 году на свалке в Донецке обнаружили новорожденного мальчика, которого оставила там несовершеннолетняя мать. Дело в отношении нее прекращено – она еще не достигла того возраста, с которого наступает  уголовная ответственность. Брошенного ею ребенка спасли и выходили. А потом и усыновили. Летом нынешнего года   в Аксае женщина, родив младенца, оставила его в зарослях кустарника. Его по счастливой случайности обнаружили через несколько часов после рождения, что спасло ему жизнь...  

Возраст обвиняемых по уголовным делам  на Дону – от 29 до 39 лет. Нежелательная беременность; боязнь материальных трудностей, если в  семье есть другие дети; разрыв отношений с сожителем;  ненависть к ребенку – вот  причины,  названные матерями, родившими обреченных детей тайком - дома, в сараях, в общественных уборных, на свалках. Естественно, без привлечения медицинской помощи и без желания сохранить им жизнь…

Можно долго гадать, что стоит за такими явлениями - кризис нравственности в обществе, отсутствие элементарной ответственности, утрата материнского инстинкта? Вопрос в другом - что можно противопоставить этому, чтобы дать шанс на выживание нежеланным детям? 

Вот  мнение  заместителя руководителя следственного управления Следственного комитета РФ по Ростовской области Аслана Хуаде:

- Сегодня много спорят о необходимости беби-боксов - нужны они или нет. Для нас, практиков, очевидно: их наличие дает матерям еще один шанс расстаться со своим ребенком без угрозы для его жизни и здоровья, избежать тяжких последствий и уголовного преследования.

Кстати, в СК признают справедливость критики проекта в той части, что он может быть использован при  торговле детьми. Как считают в следственном ведомстве, чтобы исключить такую возможность, необходимо проработать систему безопасности  беби-боксов, наладить надлежащий контроль за поступлением таких детей в «окна жизни», организовать  своевременную передачу информации о подброшенных младенцах в органы опеки и попечительства.

...Недавно в Перми после проверки беби-бокса, организованной  детским омбудсменом Павлом Астаховым,  он был закрыт с тем, чтобы открыть его на базе другого медучреждения, что потребует определенного времени. И – совпадение ли это? - спустя месяц там же  было заведено уголовное дело в отношении матери, родившей дома тайком и спрятавшей новорожденного в морозильную камеру. Через  неделю она выбросила тело в мусорный бак... Остался бы младенец жив, если бы работало «окно жизни»? Или это всего лишь иллюзии?  



Сторонники этой идеи перечисляют преимущества беби-боксов:

  • анонимность, что очень важно, поскольку на убийство ребенка женщины идут из-за стыда и страха, что о беременности и родах кто-то узнает;

  • простота, поскольку все, что требуется от матери, – положить младенца в окно-приемник, тогда как в роддоме процедура отказа намного сложнее и длительнее;

  • отсутствие уголовной ответственности за оставление малыша, если на нем нет телесных повреждений;

  • безопасность для ребенка, поскольку он практически сразу попадает в руки врачей;

  • возможность для матери вернуть младенца до его усыновления, если она пройдет ДНК-экспертизу, в то время как вернуть ребенка из мусорного контейнера уже невозможно...



Противники беби-боксов  выдвигают следующие аргументы:

  • беби-боксы не имеют сертификатов и единых стандартов;

  • у матерей и сейчас есть возможность отказаться от ребенка в роддоме, сохранив ему жизнь и права;

  • беби-боксы могут представлять интерес для криминала, специализирующегося на торговле детьми или человеческими органами;

  • анонимность процесса имеет свои недостатки (в Ставрополе, например,  в беби-бокс ребенка сдала не мать, а бабушка, желающая избавиться от лишнего рта);

  • беби-боксы нарушают права родственников, которые, возможно, желали бы воспитать ребенка.