Виктор Беленко  хотел служить в ростовском авиаполку.  Из военного училища, где был инструктором, намеривался  перебраться в эту строевую часть. Она в числе первых получила суперсовременные МиГи. Попал, однако,  с российского юга на Дальний Восток. А  вскоре  дезертировал  в Японию на боевом, самом секретном самолете.

Детали этой истории, а случилась она без малого сорок лет назад, всё ещё  волнуют ветерана донской  прокуратуры старшего советника юстиции  Петра  Языкова. Петр Порфирьевич, выйдя в отставку, живет  в  Матвеевом Кургане. Но многое его связывает с Сальском. Именно там  впервые услышал о Беленко и его предательстве, пообщался с людьми, по которым дуплетом ударила эта история. Далеко от сальских степей страна восходящего солнца. Но Сальск и Япония оказались на одних страницах уголовного дела, возбужденного в отношении перебежчика.

– После окончания юридического института имени Д.И. Курского я был направлен следователем- стажером в сальскую прокуратуру, – рассказал   Петр Порфирьевич. – Моим наставником назначили Евгения Лирцмана, которого люди  называли просто Семеновичем. Непростой судьбы был человек. После школы поступил в летное училище в Прибалтике. По окончании распределили техником в  авиаучилище на юг страны. Дослужился до капитана. И состоял в должности заместителя командира по политчасти, служил в подразделении, которое дислоцировалось в Сальске. Здесь обучали курсантов летать, эксплуатировать наземную и воздушную технику. Курсант Беленко прибыл сюда как раз в  тот период. Хорошо себя зарекомендовал. По окончании учебы его оставили в училище инструктором. Затем  после настойчивых рапортов перевели в боевую часть  на Дальний Восток. Идею  сбежать  за границу, судя по всему, вынашивал он давно. В последний полёт взял  личные документы – диплом об окончании училища, водительские права, аттестат зрелости.  Жена Людмила, работавшая в медслужбе авиаполка,  как  оказалось,  ни о чем не подозревала.  Другие родные и близкие Виктора Беленко тоже ничего не знали о планируемом перелете.

В боевой части  тут же  стали  проверять секретную библиотеку,  выясняли, что накануне  читал Беленко. Оказалось, что  изучал практически всё. Наверняка переснимал страницы.  Начался масштабный поиск крайних. В причастности к предательству в числе многих других  заподозрили и  сальчанина  Лирцмана. Его  вывели за штат. Вокруг замполита образовался вакуум. Почти год исправно ходил на службу, но уже не числился в названной должности. Знакомые его сторонились. Вскоре пришло сообщение из Краснодарского госуниверситета: его отчислили с… шестого курса заочного отделения юрфака. Понимая обречённость военной карьеры, Лирцман уволился из армии. А вот на юрфаке смог восстановиться.

В поисках работы обратился к тогдашнему сальскому горпрокурору Николаю Морозову – фронтовику и принципиальному человеку. Рассказал о мытарствах. Тот выслушал внимательно «отставленного» офицера, навёл справки. И представил Лирцмана на должность следователя. В итоге экс-авиатор дослужился до заместителя прокурора.

– А между тем «дело Беленко» закрыли спустя четверть века после вынесения заочного приговора – рассказал Петр Языков. – СМИ, в один голос сообщившие об этом, о Сальске не вспоминали. А в самом Сальске и в других местах, где в своё время под горячую руку, как и Лирцман, попали  десятки граждан, предателя помянули, конечно, недобрым словом.

«Разбор полётов» в те дни был неизбежен: МиГ, по обозначению НАТО Foxbat («летучая лисица»), интересовал американские спецслужбы с того самого дня, как только они узнали о его существовании. Перебежчик быстро получил американское гражданство с формулировкой «За огромный вклад в укрепление национальной безопасности США»… 

– В разных источниках сообщалось, что Беленко  женился на американке, у них родились трое детей. По одним данным, он погиб  при туманных обстоятельствах в автокатастрофе, по другим – разбился при испытаниях  гражданского самолета,  – подытожил  старший советник юстиции в отставке Петр Языков. –  В связи со скорым юбилеем  этого мегапредательства  могут обнародовать   ранее  не известные широкому читателю  подробности. Некоторые с высоты сегодняшнего дня наверняка даже попытаются обелить Беленко.  Но предательству нет оправдания и  прощения…