Этим домом когда-то гордились и возили сюда делегации, а теперь  он превратился в место, где царят обиды, недовольство и случаются потасовки

Потерянный рай

Ростовский Дом ветеранов - три многоэтажки на проспекте Комарова - в девяностые годы строился с большим размахом. В нем огромные холлы, широкие коридоры с окнами, просторные квартиры с лоджиями и балконами, отдельные помещения для магазина, столовой, библиотеки, комнаты отдыха, спортзала, медпункта. Есть также кладовые, вахта и много еще чего, включая придомовую территорию с лавочками, клумбами и деревьями.

Изолированные квартиры здесь предоставлялись в первую очередь ветеранам войны и труженикам тыла,  по каким-то причинам не имеющим собственного жилья. 

Это была хорошая альтернатива  Домам престарелых с их казенным духом, комнатами на трех-четырех совершенно чужих друг другу людей, общими санузлами и вечным ощущением «будто в гостях». 

Несколько лет огромное хозяйство Дома ветеранов достаточно неплохо функционировало. За ним были закреплены коммунальные службы и сотрудники, которые руководили культурно-бытовой жизнью и вообще обстановкой в целом.

Но постепенно резерв некоего социального рая сошел на нет. Сначала не стало магазина и столовой.  Чиновники объясняют: «Старики посещали их мало и нерегулярно. Так как в комнатах есть все удобства, многие готовили самостоятельно. Точно так же и с магазином. Район здесь оживленный, и много других торговых организаций».

Потом перестал  работать спортзал. Насыщенная кружковая деятельность тоже прекратилась. «Какие поделки мы создавали, какие номера художественной самодеятельности подготавливали!» - с грустью вспоминают жильцы. О проблемах Дома ветеранов мы уже писали 10 апреля прошлого года (№89-91). Что изменилось с тех пор?

Сейчас большинство помещений культурно-досугового направления пустует и закрыто на ключ. Раз в неделю  здесь теперь проходят лишь религиозные беседы и прием медработника из  поликлиники. Но и они почему-то пересекаются по времени - с 10 до 12 часов - поэтому старикам приходиться выбирать между духовным и физическим здоровьем. 


Сами по себе

На сегодняшний день из персонала остались лишь вахтеры. Комендант Ольга Владимировна держалась до последнего. Но и ее начальство отсюда убрало от греха подальше.

Некоторые активистки дома обвиняли коменданта в массе нарушений, о чем писали в самые разные инстанции. Например, что она заселяет в жилой комплекс «квартирантов» и вымогает с некоторых нанимателей взятки за регистрацию по месту жительства. 

Всякий раз проводились проверки, но факты не подтверждались. В конце концов Ольга Владимировна даже решила подать в суд на главных организаторов своей травли - Лидию Ивановну из квартиры №46  и Елену Васильевну из квартиры №31. 

Их обеих я  и застала в комнате Лидии Ивановны. Накануне состоялся суд, который удовлетворил иск Ольги Владимировны о взыскании с них  чисто в воспитательных целях по 1000 рублей.

- Да она такая-растакая! - не унимается Лидия Ивановна, сидя на кровати, на полу перед которой - гора бумаг. Елена Васильевна ведет себя потише, но заявляет, что ничего платить не будет.

Вообще предоставленные сами себе старики держат в тонусе все социальные службы Ворошиловского района и городской центр по управлению специализированным муниципальным жилищным фондом. Также Дом ветеранов уже хорошо знают в полиции и в прокуратуре.

Одни вступают в словесные и не только перебранки друг с другом, другие переключились на вахтеров, которые «зачастую либо отсутствуют, либо спят», а также на директора городского центра по управлению специализированным муниципальным жилищным фондом Александра Андреевича Карандеева, обслуживающего этот дом.

- В 3 часа ночи что-то случилось с трубой общего пользования, по которой течет горячая вода. Рабочие ее вытащили, а утром я проснулась с лицом, будто обожженным. В полиции отказались принимать заявление, а в ЦГБ сказали, что это крапивница. Какая там крапивница! - рассказывает Наталья Александровна из квартиры №7. - А еще у меня отравление всего организма из-за вечных порывов канализации в подвале.

- В нашем доме теперь нет даже дворника. Фонари не горят. Очень страшно на все смотреть. Пропадает дом! - сокрушаются ветераны.
  
- Я недовольна ни содержанием, ни техобслуживанием, поэтому принципиально не плачу за это, хоть в квитанции и выставляют ежемесячно более 600 рублей, - говорит Лидия Ивановна из квартиры №46.

Александр Андреевич Карандеев уверяет, что домом его сотрудники занимаются: поменяли и старые канализационные трубы, которые заливали подвал,  и электросчетчики. Приступают и к установкам водомеров. С дворником, действительно, есть проблема. Он уволился, и на такую низкую зарплату пока никто не идет. «Но стараемся справляться своими силами. Убираем листву, хотя территория огромная и работы много», - говорит Александр Андреевич. 


Обречены на одиночество?

Вообще, если разобраться, то старики, в квитанциях которых суммы на оплату услуг ЖКХ доходят до 4 -5 тысяч рублей, содержат муниципальный специализированный дом, но ни на что не имеют права. Им даже нельзя пригласить на временное проживание родственников. Не то что приватизировать квартиры.

- Внучка из области поступила  в ростовский колледж, а жить негде. У меня такие хоромы, а поселить у себя не могла. Пришлось идти в администрацию, просить разрешение. Говорю чиновникам: «А вы бы как себя чувствовали на моем месте?» Разрешили, но с условием, только до окончания учебы, - рассказывает Надежда Николаевна из квартиры №21. - Теперь вот вообще осталась одна - супруг трагически погиб: провалился в яму возле соседней аптеки. У меня ноги почти не ходят, потому что в жизни много работала - и трактористкой, и грузы носила. Мечтаю, чтобы дочь со мной поселилась. Но опять-таки нельзя. Своей квартиры, где могли бы с ней жить, наверно, и не дождусь. В современной кварточереди - 16 лет, а была еще та, что в советские годы.

Скорость продвижения очереди действительно такова, что для многих это жилье оказалось далеко не временным. Повезло лишь ветеранам войны, которых после 2010 года отселили в новый микрорайон  Левенцовка, так как появился известный указ президента о том, что все они должны иметь собственное жилье.

После  их отселения в Доме ветеранов освободилось много квартир. Теперь среди проживающих лишь несколько тружеников тыла, остальные - инвалиды, ветераны вооруженных сил и просто заслуженные люди. 

В целях рационального использования жилищного фонда один из трех домов комплекса власти вообще отдали бюджетникам и сиротам. Два других хоть и сохраняют статус, но лишь на уровне формальностей. Потому что от некогда замечательной задумки  уже ничего не осталось. Кроме разве что огромных площадей и внутренней необычной планировки.

- Вот посмотрите! У меня большие кухня, санузел, жилая комната! Зачем они мне? В 82 года нет сил убирать такую площадь. Прошу - дайте по моей кварточереди где-нибудь в обычном доме маленькую комнатку, а эту предоставьте нуждающейся семье с детьми. Но никто не слышит! - сокрушается Лидия Ивановна из квартиры № 2. В ее огромной жилой комнате действительно хоть танцуй. Кровать на фоне длинной пустой стены смотрится очень сиротливо.

Некоторые квартиры в доме пустуют по полгода и больше. Для кого их власти берегут? - не понимают ветераны. - Отдали бы тем, у кого есть жилищная проблема!» 

Но среди нуждающихся в жилье в какой-то момент могут появиться еще более нуждающиеся. Например, погорельцы, подтопленцы или попавшие в другое тяжелое жизненное ЧП. Может, для таких и берегут?..

Между тем ростовский Дом ветеранов - не единственный в стране, чья дальнейшая судьба непонятна. 

- Дом ветеранов никогда не потеряет свой статус, - уверена начальник управления соцзащиты Ворошиловского района Ростова Татьяна Александровна Карасева. - В городе должен быть жилищный фонд для всяких непростых ситуаций.

Между тем в Тольятти власти уже разрешили жильцам приватизировать квартиры, но несколько свободных на всякий, как говорится, пожарный случай все-таки оставили за собой...