Вертолетчик Сергей Рыбальченко воевал в Афганистане, тушил пожар в Чернобыле, возил зерно в объятый огнем Карабах, исколесил полстраны, налетал 2000 часов. В него стреляли из пулеметов и автоматов. 20 лет назад Сергей вышел в отставку в звании «майор», но до сих пор летает на МИ-8, трудится в поисково-спасательной службе.

Могилы друзей разбросаны по России

А началось все с Ростовского аэроклуба, ныне уже не существующего. Именно сюда военкомат направил Сергея, здесь он налетал 20 часов на вертолете МИ-2, несколько раз прыгнул с парашютом. В 1982 году  поступил в Саратовское военное авиационное училище летчиков, и полученные в аэроклубе навыки позволили Сергею завершить учебу экстерном, в 1983 году. По распределению Рыбальченко попал на Украину, в г. Александрию, и через несколько месяцев оказался в Афганистане в составе ограниченного контингента советских войск. 

- Наша часть располагалась в Кундузе, - рассказывает Сергей Иванович. – Летали на МИ-6, перевозили боевую технику, солдат и офицеров, боеприпасы, топливо. Все, что угодно, даже пшеницу. Грузили на борт 8 тонн, садились в кишлаках, разгружались - и за новой партией…

Если слушать Рыбальченко, служба в Афганистане представляется рядовой командировкой. Только однажды в этой командировке вертолет Сергея словил пулеметную очередь, подарок от «духов» (к счастью, пулемет был не крупнокалиберный, иначе бы экипажу мало не показалось), и парни сели на одном двигателе поперек взлетной полосы. Над перевалом Саланг в радиоотсеке начался пожар, который пришлось тушить в воздухе. А другому экипажу, когда они возили пшеницу, кто-то подложил мину на борт, и вертолет взорвался прямо в воздухе. Вертолетчики чудом уцелели, выпрыгнули с парашютами… 

И так - больше года. На то она и «горячая точка», чтобы в ней было горячо. Сергей с тех пор считает себя везучим человеком. А многим его товарищам не повезло.

- Гена Пономарев похоронен в Зернограде, Юра Конищев под Батайском, - рассказывает вертолетчик. – Коля Максимов лежит в Ростове. Это только мои одноклубники. Что касается училищных приятелей, то их могилы разбросаны по всей стране. В Ростове на бывшем летном поле ежегодно в День авиации собираются выпускники Ростовского аэроклуба. Место встречи – у памятника погибшим.

Сергей вернулся в Александрию живым и здоровым в 1985 году. До взрыва реактора в Чернобыле оставалось несколько месяцев.

Орден за Чернобыль

Чернобыльская авария случилась 26 апреля 1986 года. Первыми со взбесившимся атомом сразились пожарные. Все они полегли, получив смертельные дозы радиации, но благодаря их подвигу огонь не перекинулся на третий блок станции. Если бы это случилось, произошла бы катастрофа без преувеличения планетарного масштаба. Вертолетчики вступили в бой следом за пожарными. 

- Мешки с песком и со свинцом поднимались на внешней подвеске МИ-6, - вспоминает Сергей Рыбальченко. – К  реактору мы подходили на высоте 200 метров, но опускаться приходилось ниже для более точного попадания. Гасили скорость до 80 км и сбрасывали груз. Я лично сделал 29 заходов. 1 мая к концу дня меня отстранили от полетов, как перебравшего дозу. Прибор показал больше 25 рентген…

Экипаж состоял из 6 человек.  Трое умерли за короткое время, двое стали инвалидами. А Сергей…

- Мне было 25 лет, - рассказывает он. – Я собирался летать долгие годы, а инвалидность все бы перечеркнула. Чувствовал себя сносно и попросил, чтобы написали в документах, что я получил 22 рентгена, то есть ниже нормы. Мне пошли навстречу. Ну а потом, когда почувствовал сбои в организме и обратился к медикам, они развели руками: о чем вы раньше думали, поезд ушел…

За свой подвиг чернобыльцы, побывавшие в самом пекле, получили награды. Сергей Иванович был удостоен ордена «За службу Родине в Вооруженных силах» 3-й степени. 

Невольник чести

Потом Сергей облетал половину СССР, сделал 14 посадок в объятом войной Степанакерте (Нагорный Карабах). Снова повезло – остался жив. 

До 1994 года Рыбальченко налетал 2000 часов, такая цифра стоит в летной книге. 1994 год стал для него переломным. Уже распался Советский Союз, Украина обрела независимость, и власти предложили молодому майору присягнуть свежеиспеченной республике. Сергей ответил, что присяга в жизни офицера может быть единственной. И немедленно превратился в штатского.

Несмотря на то, что стажа Рыбальченко хватило для получения сносной пенсии, он чувствовал, что недолетал. Но обстоятельства оказались сильнее. 

В 33 года Сергей не собирался записывать себя в ветераны и стал подрабатывать охранником на разных предприятиях. Бывших военных брали в охрану охотно. В 1999 году жена Светлана (к этому времени у четы Рыбальченко родились три дочери) предложила супругу переехать в Россию, на свою родину, в Красный Сулин Ростовской области. Сергей согласился. 

Здесь он тоже нашел работу – охранял местную ТЭС и даже дорос до заместителя начальника охраны. Не думал, не гадал Сергей Иванович, что его летные навыки еще понадобятся стране.

К полетам годен

А началось все с обычного разговора с товарищем, бывшим коллегой. Тот предложил поработать в поисково-спасательной службе, мол, опыт у тебя приличный, а нам требуются летчики 1-го и 2-го классов для полетов на вертолетах МИ-8.  

Сергей никогда не отказывался служить родине, но выразил сомнение. Когда происходил этот разговор, ему уже исполнилось 50 лет. Как медкомиссия оценит состояние его здоровья?

Впрочем, комиссия оказалась благосклонной к вертолетчику, вынесла вердикт – к полетам годен. Так Сергей Иванович стал летчиком-штурманом (по-другому, вторым пилотом) МИ-8 в поисково-спасательной службе.

Нынешние его маршруты пролегают через Ростов-на-Дону, Астрахань, Пермь, Смоленск, Орел, Волгоград. В активе у ПСС – поиски самолета АН-2, упавшего в Перми, розыск спортсменки, вылетевшей на вертолете по маршруту и исчезнувшей (живой ее не нашли, девушка погибла, врезавшись на своей технике в сосну), помощь пострадавшим от наводнения в Краснодарском крае, снятие рыбаков с льдин, отколовшихся от пласта. Да много чего случилось за 5 лет. В любое время дня и ночи, при любой погоде вертолетчики вылетают с аэродромов, если есть нужда.

- Мне приятно, что я опять востребован, - говорит Сергей Иванович. – Значит, небо пока меня не отпускает. Собираюсь летать до тех пор, пока медики не разведут руками и не скажут: «Дорогой друг, кажется, вам пора спускаться с небес на землю»…

Все в порядке у Рыбальченко и в личной жизни. Он уже дважды дедушка. В прошлом году родилась вторая внучка Дарина, которой  исполнилось 7 месяцев.