Хутор Ленина и хутор Маяковского стоят по разные стороны федеральной трассы М-4 «Дон». И это – опасно для жизни 

Вы  у случая ужасного в гостях…

Вся социальная и бытовая инфраструктура Ленинского сельского поселения сосредоточена в хуторе Ленина. И жителям хутора Маяковского волей-неволей приходится как минимум дважды в день переходить трассу. Раненых в авариях на этом участке практически не бывает – только погибшие. Рискуют очень сильно и те, кто на авто едет мимо.

Мы приезжали сюда с видеокамерой и фотообъективом дважды – днем и ранним утром с перерывом в несколько недель. И каждый раз наблюдали одну и ту же картину: взрослые люди, подростки, женщины с детьми проделывали трюк  с переходом  трассы с риском для жизни. Посмотрите видео на сайте и убедитесь в этом сами.  

– Здесь погибли мой муж, его дочь, – говорит жительница хутора Маяковского. – Если ребенок опоздал на школьный автобус, строго-настрого наказываем возвращаться с остановки домой. Но разве устережешь их, когда за трассой и клуб, и школа, и все магазины, и просто друзья?!

У еще одной жительницы хутора Маяковского на этой трассе, как на поле боя, полегла почти вся семья: мать, дочь, зять. А буквально на днях – уже после обращения в редакцию – была тяжело травмирована внучка с ребенком.  

На кладбище, неподалеку от могилы ее дочери, похоронен мальчик – ученик третьего класса, которого фура разметала по дороге. Рядом – могила парнишки, вернувшегося после службы на флоте: стоял между полосами движения, но это его не спасло от несущихся авто.


Раннее утро – последнее утро

Все, кто ждут транспорт на этой «остановке», рискуют жизнью...Въезд в хутор Маяковского с федеральной трассы М-4 «Дон» весьма специфичен. Прямо у трассы – крошечное пространство, на котором еле разъезжаются машины. С одной стороны – двухэтажный магазин, с другой – кафе. Именно сюда ранним утром приходят школьники, отсюда их увозит автобус. Но самого навеса остановки нет. На этом же участке –  единственный на 20 километров окрест – разворот на Батайск и Ростов. Был еще разворот на краю хутора – его убрали, перенесли сюда. Теперь машин больше, а значит, больше шансов расстаться с жизнью у пешеходов и у тех, кто ждет автобус.

Народу с утра много. Спешат те, кого забирает служебный транспорт. Не только жители хутора Маяковского, но и жители хутора Ленина по утрам пересекают трассу.  А еще те, кто работает в хуторе Ленина, кому надо отвести ребенка в детский сад, на прививку к медикам, сходить за справкой в местную администрацию, в магазин, в аптеку, к родственникам. Опоздавшая на свой школьный автобус детвора тоже случается. Вот и перебегают трассу, разумеется, самостоятельно, без сопровождения взрослых. А вечером в клубе хутора Ленина дискотека – головная боль и ужас родителей – жителей хутора Маяковского. Переход ночью особенно опасен. Даже при освещенной трассе и водители могут в бликах не увидеть пешеходов (хотя что они могут сделать на скорости от 90 до 110-120, а порой – 160 километров?), но и пешеходы могут автомобиль не заметить. 

Очень странно, что здесь нет знака, обозначающего населенный пункт, при котором водитель обязан сбросить скорость. 

К примеру, перед поселком Рассвет того же Аксайского района, который тоже стоит на федеральной трассе М-4 «Дон», стоит знак «РАССВЕТ» на белом фоне. Это обязывает водителей сбросить скорость до 60 километров в час. А перед хуторами Ленина и Маяковского такого знака нет. 

Профессиональная ответственность подталкивала меня к тому, чтобы тоже попытаться перейти здесь дорогу. Но я сразу представила в родной газете на четвертой полосе собственный портрет в черной рамке и подпись: «Это был последний репортаж нашего журналиста…». И чувство самосохранения взяло верх!


Почему они здесь ходят?!

Есть здесь и надземный переход. Но построили его в двух километрах от хутора Маяковского – у главного въезда в хутор Ленина. 

Мы долго стояли около него, что бы заснять хотя бы одного пешехода, который бы им воспользовался, так и не дождались. На другой стороне ничего, кроме нескольких кафе, и нет. Кто туда днем пойдет? Причем что интересно, в этом же самом месте есть и подземный тоннель. Люди предлагали сделать там дорожку, – и готов переход. Но их никто не услышал.

...По обе стороны хутора Маяковского шикарные плодородные орошаемые земли, на них за сезон по два урожая картошки фермеры получают. Глава Ленинского сельского поселения Людмила Флюта (теперь – бывшая глава) собрала народ и попросила передать землю, что по правую руку, прилегающую к трассе и лесополосе, администрации. Мол, для пользы общего дела она необходима, чтобы сделать  вдоль лесополосы дорожку пешеходную прямиком к надземному переходу. Люди согласились. Но вместо дорожки перед лесополосой вскоре появился двухэтажный магазин, огороженный металлической решеткой.

– Он фермерам въезд на поле перекрыл. Нам теперь, если хозяин участка, по которому мы заезжаем, заартачится, хоть вертолетом к своей земле летай, – говорит фермер Александр Киреев.  – И мы будем вынуждены ее отдать за копейки местным торговцам землей... Магазин не только въезд на поле перекрыл, но и доступ к лесополосе и полю, по которому желающие могли бы до перехода добраться.

– Здесь обязательно должен быть переход, – как заклинание несколько раз повторяет почтальон Елена Ленская. – Мы приехали в хутор Ленина 12 лет назад и с тех пор ждем, когда нам по проекту его построят. В год нашего переезда на этом несанкционированном переходе 8 человек погибли. Потом – в разные годы – еще целые семьи. Но поскольку официально перехода нет, то считается, что люди сами во всем и виноваты. С кого спрос?


Опыт – сын ошибок… чьих-то

Глава одного из сельских поселений Ростовской области – по-настоящему преданный избравшим ее людям и неравнодушный человек – однажды рассказала мне, как ей удалось решить две очень важных для села проблемы и убедить чиновников сделать то, на что они просто закрывали глаза и от чего отмахивались.

Износился в селе подвесной мост через речку, по которому они в центр села – в магазин, медпункт, к остановке автобусной – добирались. Расшатало его, доски вывалились. И восьмидесятилетние бабульки перебирались через него чуть ли не ползком. А на ремонт, отвечали ей в райфинотделе, денег нет. И однажды она его специалистов во главе с начальницей в свой поселок заманила. Мол, приезжайте, хочу вам кое-что интересное показать, обсудить. Те и приехали. Она их к мосту: переходите! 

– А как? – те у нее спрашивают. – Страшно!

– А как мои люди здесь каждый день ходят?!

Помялись чиновницы, постояли и уехали... Через неделю деньги на ремонт моста нашлись. 

Думаю, алгоритм действий понятен? Чиновников, которые на проблему жителей хуторов Маяковского и Ленина сквозь темные очки смотрят и не хотят или «не могут» ее решать, в хутор привезти, и пусть они сами пару раз трассу перейдут и проложат для людей безопасный маршрут. Либо напрямик, по кратчайшему пути, нарушая все запреты. Либо в обход, по полям и канавам. Либо вдоль трассы, что еще опаснее, чем напрямик. Особенно нас интересуют варианты: сумерки, осень-зима, дождь и гололед.

Видео Владимира Апарина

Я писала эти строки, не зная, что трагедия уже настигла человека, который дал газете первое и последнее в своей жизни интервью о том, как страшно переходить здесь дорогу, особенно – с детьми. Ее сбила на переходе машина. Когда материал был подготовлен к печати, нам позвонили из хутора Ленина и сообщили, что Анастасия Яценко скончалась в больнице, а ее ребенок находится в тяжелом состоянии.


Продолжение читайте в №220