В селе Поливянка Песчанокопского района Герой Социалистического Труда, орденоносец Владимир Сергеевич ПОГОРЕЛЬЦЕВ живет недалеко от школы его имени. 

– Я, считай, почти полвека на одном месте проработал. Теплых углов не искал… – в голосе Владимира Сергеевича звучит гордость. – Как здесь, в Поливянке, в тогдашнем колхозе «Заветы Ильича», сел после школы на трактор, так и ушел на пенсию в 2007-м. В 67 лет…

А между этими двумя записями в трудовой книжке Погорельцева – жизнь с ее радостями и печалями, каждодневным трудом. Яркая, интересная.

– Вы не думайте, что сижу сегодня в четырех стенах, уставившись в телевизор, – говорит Владимир Сергеевич. – Даром что ноги болят, только интересоваться жизнью вокруг это не мешает. Телефон выручает…

Погорельцев на память может перечислить номера телефонов, по которым звонит чаще всего. Среди его постоянных собеседников – заместитель губернатора области Вячеслав Николаевич Василенко, глава района Александр Иванович Зубов. С ними у Владимира Сергеевича не только телефонные контакты: когда бывают поблизости, обязательно завернут в Поливянку, в уютный дом на улице Ленина. Бывал здесь и губернатор. 

И это далеко не протокольные визиты вежливости. Герою всегда есть что сказать власти. А власти в свою очередь интересно и действительно важно знать мнение человека, который и сам вкалывал, и умел организовать работу большого коллектива. В разные годы был Погорельцев секретарем комсомольской организации колхоза «Заветы Ильича», членом райкома партии, депутатом областного Совета. И большую часть своей трудовой биографии – бригадиром колхозной комплексной бригады №3, которая прославилась своими достижениями не только на весь район. 

В бригадиры выдвинул Погорельцева тогдашний председатель колхоза Иван Андреевич Климов – человек в области известный и уважаемый. При нем колхоз «Заветы Ильича» был занесен на Доску почета ВДНХ. С огромным почтением отзывается о старом председателе Владимир Сергеевич. Наверное, еще и оттого, что натуры они родственные. Никогда на достигнутом не успокаивались.

А как иначе? Разве смогла бы тогда его бригада добиваться стабильно высоких показателей? Да не просто высоких, а самых высоких в районе, области, в стране. Возглавил бригаду Погорельцев в далеком уже 1964 году и 43 года был ее бессменным бригадиром.

Как уже говорилось, бригада Погорельцеву досталась комплексная. Это значит, что специализировалась она сразу по нескольким направлениям. Помимо возделывания 3000 га под традиционные для здешних мест пшеницу и подсолнечник, разводили здесь кур и овец, выращивали свиней и коров. А еще огород был на сорока гектарах:

– Можно сказать, колхоз в колхозе был. Свой птичник на двадцать тысяч кур имелся, полторы тысячи голов крупного рогатого скота, столько же овец, тысяч десять свиней…

Управлялись со всем этим, прямо скажем, немаленьким хозяйством 250 человек.

В старых советских фильмах бригадир или председатель обязательно объезжали свое хозяйство на видавшем виды «бобике». Останавливали машину у края поля, расспрашивали колхозников, давали кому надо накачку – и вперед, на следующий участок... 

– Какой там «бобик»? – смеется Владимир Сергеевич. – Бидарка! Только на ней и катался…

 Погорельцева, по его словам, всегда выручала эта немудрящая двуколка, столь любимая в здешних местах. На ней с утра до вечера мотался он по бригадным гектарам. Всюду успевал. Всегда знал, куда следует заехать перво-наперво, где нужно помочь с материалами, где просто подтолкнуть дело. И все это без накачек и разносов. А результаты были всегда. Та же урожайность зерновых в 40 центнеров с гектара стала для бригады нормой. А в 1986 году и того больше – добились 42,2 центнера на круг. И больше бывало. Урожайность подсолнечника превышала 20 центнеров. То были лучшие результаты в районе.

Так что, считает Владимир Сергеевич, не в транспортном средстве дело. Что толку, что сейчас у руководителей хозяйств не по одной крутой машине, с которыми никакой прежний «бобик» не сравнится? Объезжать, по большому счету, нынче приходится не так уж много.

– Берутся охотно за то, что быструю отдачу дает, – такой видится Погорельцеву нынешняя хозяйственная стратегия. – Оттого и бросились все выращивать пшеницу да кукурузу с подсолнечником. Плохо это. Да и про севооборот забывают…

А он, убежден Владимир Сергеевич, просто необходим для сохранения высоких урожаев:

– Оттого и давала наша бригада по 40 центнеров с гектара и больше, что меняли культуры. Как бы в прошлом севооборот ни ругали, а ничего лучше для сохранения плодородия не придумано. Тот же подсолнечник ведь как истощает землю! А ей отдохнуть дать надо. Она за то потом отплатит…

Первую свою награду получил Владимир Сергеевич 44 года назад. Выдающиеся для тяжелого, засушливого 1972 года урожаи зерна, успехи в животноводстве и птицеводстве – все это было отмечено в Указе о награждении Погорельцева орденом Трудового Красного Знамени. 

– Помню, тогда в техникуме на сессии был, в Сальске. Так ночью за мной туда приехали, забрали домой, а наутро – в Ростов. Там Иван Афанасьевич Бондаренко орден вручил…

А 1976 год, когда получил Погорельцев свой первый орден Ленина, памятен ему тем, что в тот год дочка у него родилась. Тогда же техникум окончил.

– А еще мотоцикл купил, – со смехом добавляет Владимир Сергеевич.

То время вполне можно считать золотым для донского агропрома. Высокие урожаи – один только урожай 73-го года чего стоит. А есть урожай – развивается и животноводство. Хотя сам Погорельцев считает, что тогда во многом помогла природа:

– Влаги в тот год, как и нынче, хватало. Что вы хотите, когда 14 февраля сев яровых закончили. А потом сразу снег лег. Полежал какое-то время – и пошла пшеница в рост…

Скромничает Владимир Сергеевич, конечно, деля собственные заслуги с природой. Ведь впечатляющие результаты по всем направлениям его бригада показывала, что называется, в любую погоду. Недаром же 18 лет удерживала звание коллектива высокой культуры земледелия.

Об этом много говорили в 1984 году при вручении Погорельцеву золотой звезды Героя Социалистического Труда. «За достижение выдающихся показателей и трудовой героизм, проявленный в выполнении планов и социалистических обязательств по увеличению производств и продажи государству зерна» – так было записано в Указе Президиума Верховного Совета. 

А на горизонте уже начинали сверкать сполохи перестройки…

Что было потом, каждый из нас хорошо знает. Упадок – это еще слабо сказано. И пусть по донскому селу перемены прошлись не таким жестким катком, как, скажем, по угольной отрасли, пусть ситуация у нас оказалась полегче, чем в остальной стране, утрачено было много.

Когда Погорельцев говорит о нынешней организации работы на селе, своего скептицизма не скрывает:

– Вот насоздавали холдингов. Их руководство сидит за сотню верст отсюда. Какое решение оно способно принять, не видя, что происходит на месте?

При этих словах почему-то сразу вспоминаются райкомы давней поры с их указаниями, что и когда сеять. И конфликты аграриев-профессионалов с партийными функционерами. Хотя лично Погорельцеву такие конфликты неведомы:

– Я к таким указаниям мало прислушивался. Приступал к работе когда это требовалось не по бумаге, а по жизни. А про холдинги еще так скажу: пусть будут крупные организации, пусть и мелкие хозяйства будут. Главное, чтобы по агрономии поступали…

Сам он хозяйство всегда вел только так. И каждый центнер урожая, каждый килограмм привеса, каждый литр надоя ему и его товарищам стоил не только физических усилий, но и немалых душевных затрат. Все достигнутые результаты Владимир Сергеевич сегодня хранит не только в памяти, но и в сердце. И вспоминая, как однажды добилась его бригада урожайности в 60 центнеров с гектара (это в условиях дефицита удобрений!), любит повторять в адрес нынешних хлеборобов:

– Этот год, конечно, у них выдался хороший. Но пускай догонят еще нас... 

Видеосюжет Владимира Апарина