Житель Красного Сулина, ветеран боевых действий Александр ГУДИН в Афганистане был сапером. Потом жизнь заставила вернуться к этой профессии в мирное время. 

Встреча с боевыми товарищами (Александр Гудин – второй слева).

Привыкнуть к этому нельзя

В октябре 1987 года Саша Гудин после учебки в Фергане прибыл в Кабул и был зачислен в 103-ю воздушно-десантную дивизию, в роту спецминирования и разминирования 130-го отдельного инженерно-саперного батальона. В обязанности саперов входило делать проходы в минных полях, минировать подходы к территории, где располагались солдаты и офицеры ОКСВА (ограниченный контингент советских войск в Афганистане). 

– Привыкнуть к этому нельзя, – уверяет Александр. – Каждый раз – как первый, даже если ты уже пару сотен мин разминировал. Каждая мина индивидуальна, как человек, у нее свое лицо, свой характер, который зависит от многих факторов. От каких? От предназначения – мина бывает фугасной, противотанковой, осколочной. От места, где она установлена. Так же, как люди, мины бывают простыми и с «сюрпризами». Убираешь одну, а под ней другая… Как можно было это определить? Включалась интуиция, помогало шестое чувство. А у кого не включилась, того уже нет в живых…


«Бакшиш, шурави!»

Командиру взвода управляемого минирования Александру Гудину пришлось сражаться и с оружием в руках. В мае 1988 года, во время вывода войск из Гардеза, подразделение, где служил Саша, получило указание проверить водовод. Мобильная станция, которая занималась подачей воды из ближайшей реки, прекратила это делать, группа не выходила на связь. Командование беспокоилось, не случилось ли чего. 

Александр и еще 8 человек на двух БТР-80 выдвинулись к станции. Все было тихо, и солдаты отправились проверять тропу в «зеленке», не заминирована ли. Внезапно перед Сашей появился афганец в национальной одежде и протянул ему руку со словами «Бакшиш, шурави!» («Подарок, русский!»). На секунду Саша опешил: афганец держал гранату, которую собирался бросить (позже выяснилось, что то была австрийская химическая граната). Гудин успел ударить душмана прикладом автомата и вырубить. 

Александр Гудин (в центре) с однополчанами в Афганистане.Афганца связали, обыскали, нашли 6 магазинов к автомату АК-47 и еще две химические гранаты. Радист сообщил о происшествии в штаб. Последовал приказ: одному БТРу с пленным выдвигаться обратно, остальным выполнять задание. Бойцы двигались к мобильной станции, предчувствуя недоброе. Но вздохнули с облегчением, увидев своих ребят, чистивших заборный клапан. Оказалось, что его заблокировал плененный ими душман, рассчитывая напасть на группу, которая придет на помощь к шурави. И если бы не Гудин, успевший выбить гранату из рук диверсанта, еще неизвестно, чем бы все завершилось.

Интересно, что рация лежала в станции, и ремонтники не слышали, что их вызывают. За это им потом досталось от комдива… 

Справедливости ради надо сказать, что в пекло войны Александр попал не в первый день и даже не на второй. Молодых необстрелянных солдат щадили, сразу под пули и гранаты не бросали, давали обвыкнуться. Свой первый выход «на передовую» Саша совершил примерно через полтора месяца после прибытия в Кабул. Потом таких выходов было несколько сотен. За успешные боевые действия Гудина удостоили медали «За отвагу», особо ценимой среди солдат и сержантов. 

Вернувшись в 1989 году из Афганистана, Александр окунулся в мирную жизнь. И не думал, что его навыки сапера еще понадобятся родине. Случилось это через 7 лет.


«Спокойная» работа

В 1996 году Александр был направлен по линии военкомата во Вьетнам, на российскую военную базу, в качестве вольнонаемного для работы в пункте материально-технического обеспечения. Поехал вместе с женой Людмилой и сыном Артуром, тогда первоклассником. Вроде бы тихая, спокойная работа, хоть и за границей, о такой можно только мечтать. Но случилось неожиданное.

– В тех местах, где располагалась база, несколько десятков лет назад шла война, – рассказывает Александр. – Это когда США вторглись во Вьетнам. И вот спустя время ливни стали вымывать из земли бомбы, снаряды, мины, гранаты. А хороших специалистов, умеющих работать с боеприпасами, на базе не оказалось. Кто-то вспомнил, что я в Афганистане был сапером…

И снова Саша, как 7 лет назад, занялся разминированием. Большая часть боеприпасов их группой уничтожалась на месте. Взрывы следовали один за другим. Словно снова на многострадальную вьетнамскую землю пришла война и потребовала жертв. Но не дождалась. Говорят, сапер ошибается только раз. Александр, как и в Афганистане, ни разу не ошибся.

В Россию он вернулся в 2003 году. В Красном Сулине работал менеджером в магазине «Саморез», в фирме «Комплекс». Сейчас трудится в ООО «Промтехснаб» снабженцем. 

Есть у него хобби – охота. Возвращается с трофеями. Добычей Александра становятся куропатки, перепела, зайцы, лисы. На крупного зверя он не охотится. 

Ну а когда стрелять надоедает, Александр с друзьями едет на рыбалку на реки Маныч, Дон, Кундрючью, Тузлов. Мужчины наловят рыбы, наварят ухи, сядут у костра, выпьют по сто граммов, заведут неспешный разговор… 

О войне бывший сапер вспоминает два дня в году – 15 февраля и 15 мая. А может, не забывает никогда?