Именно так охарактеризовал известнейший российский журналист Владимир Познер выступление одноногого участника проекта «Минута славы» Евгения Смирнова. К самому танцу участника-инвалида у Познера претензий не было, а вот «выпячивание» физического увечья (Евгений танцевал в гимнастическом трико) он посчитал попыткой давления на жюри, членом которого являлся. Того же мнения придерживалась и актриса Рената Литвинова, попросившая Евгения в следующий раз пристегивать протез ноги – видимо, чтобы смотреть приятнее было.

За такие слова во всех цивилизованных странах сказавшие подобное с экрана люди в этот же день были бы уволены с телевидения с «волчьим билетом»: с журналистом разорвали бы контракт, а имя актрисы тут же бы вычеркнули из всех афиш. Но, видимо, мы недостаточно цивилизованны – лишь спустя несколько дней члены жюри «Минуты славы» удосужились принести свои извинения артисту: мол, неправильно выразились. Разумеется, не сами до этого дошли: хотя этому вопиющему факту российские СМИ уделили удручающе мало внимания, в дело вмешались тысячи рядовых пользователей интернета. В итоге, танцор Евгений Смирнов извинения принял, но продолжить свое участие в проекте отказался, чем еще раз продемонстрировал силу духа, волю и чувство собственного достоинства.

Соответствующие выводы сделало и руководство «Первого канала». И спустя неделю, уже как представители организаторов «Евровидения-2017» выбрали участницей от России на песенном конкурсе Юлию Самойлову. Эта талантливая девушка известна российским телезрителям еще с церемонии открытия Параолимпиады в Сочи, где исполнила прекрасную песню, сидя кресле. Юля — инвалид I группы с детства.

Решение было неожиданным, в первую очередь, потому, что само участие России в международном песенном конкурсе еще накануне было под вопросом. Десятки общественных деятелей культуры озвучивали и так ясный аргумент: в конкурсе, проводимом в «недружественном» к нам Киеве, нашим артистам делать нечего. Правительственные чиновники, не имеющие прямого влияния на этот коммерческий проект, также неоднократно высказывали опасения по поводу безопасности российских участников «Евровидения», в том числе и потому, что их украинские коллеги отказывались давать хоть какие-либо гарантии этому. Но для российских телепродюссеров конкурс «Евровидение» – это слишком лакомый кусок, от которого можно было бы отказаться по таким «пустяковым» причинам. Поэтому, внимательно изучив аргументы возмущенных поступком Познера и Литвиновой телезрителей, самые железобетонные из них и использовали в качестве объяснения своего выбора. Можно даже сказать, окончательный выбор кандидатуры Юлии Самойловой был сделан по результатам многотысячного опроса телезрителей: защищали артиста-инвалида – вот и получайте.

Сомневаюсь, что выходка членов жюри «Минуты славы» была как-то спланирована – скорее всего, просто совпало. Ведь, как случайно болтанул в недавнем интервью один из российских организаторов «Евровидения», именно такого участника как Юлия изначально и искали в этом году. Потом, разумеется, он начал рассуждать о Личности, силе духа и прочих красивых словах... Но правда заключается немного в другом: подбирали такого кандидата, которого бы не рискнули облить зеленкой или бросить в мусорный жбан одуревшие украинские нацики. Нашли идеальный вариант. И все равно просчитались: уже через пару часов после оглашения результатов российского отбора десятки украинских «общественных деятелей» оперативно отписались о деталях гостеприимного приема, который будет ожидать Юлию в Киеве. Если кратко — до сцены она может и не добраться.

Понимает ли это сама Юлия? Скорее всего, да – она не замкнутый в себе подросток-инвалид, а общественно активный гражданин, неоднократно принимающий участие, в том числе, и патриотических акциях. Для нее участие в «Евровидении» - это мечта всей жизни, а в таких условиях – еще один вызов судьбы, который она, несомненно, преодолеет. А вот понимают ли организаторы «Евровидения», насколько мерзко поступают, защищая свои доходы от рекламы и смс-голосования девочкой-инвалидом – вопрос открытый.