Шахматную композицию называют поэзией шахмат. В отличие от практических шахмат, где позиции возникают в результате противодействия соперников за доской, шахматные композиторы сами создают искусственные позиции с неочевидным решением.

Григорий Атаянц из города Пролетарска выиграл Олимпийский турнир ФИДЕ по шахматной композиции в разделе трехходовок и был награжден золотой медалью. Такой же, как и чемпионы Олимпиады по классическим шахматам. Надо отметить, что арбитр олимпийского конкурса шахматных композиторов Миодраг Младенович не знал фамилий авторов задач, таким образом, была обеспечена более справедливая форма судейства. 

Атаянц опубликовал более ста задач и этюдов. Написал книги «Легенды и истории» и «Приключения студентов».

- Исторические корни предков моей мамы ведут в Псковскую область. Бабушку, ее маму, звали Прасковья, а папу - Петр. Они знали русский и эстонский языки. Родителями Прасковьи были крестьяне Трофим и Александра. В местах рядом с городом Печора в начале двадцатого века вместе жили русские и эстонцы. Религия была православной. Они вместе гуляли свадьбы, отмечали праздники. Во время гражданской войны начались поборы с крестьян. Как было сказано в одном известном фильме: «Придут белые – грабят, придут красные - тоже грабят». Петр и Прасковья решили переехать в Эстонию, в уезд Ярвамаа, что расположен между Таллином и Тарту. Там была жизнь спокойнее. На новом месте они взяли в аренду землю у помещика, фамилия которого переводилась на русский язык как Колючка. Упорным трудом удалось собрать денег, чтобы выкупить участок. Семья выращивала рожь, картошку, овощи и даже табак. Моя мама Алида родилась 11 апреля 1929 года в Эстонии, училась в начальной школе. Послушание и дисциплина было приоритетом для школьников того времени. Вся семья трудилась на своей земле с утра и до позднего вечера. В тех местах у моей мамы появилась любовь к сельскому труду. Семья стала на ноги, казалось бы, трудись на своей земле, радуйся жизни, но тут вмешались внешние факторы. В 1940 году в Эстонии установили советскую власть. Петр и Прасковья восторженно приняли новые порядки. Они знали русский. Петра хотели даже сделать председателем колхоза, но он отказался, сказав: «Мое любимое дело - просто работать на земле». А потом на СССР напала Германия. По доносу соседа-кузнеца Петр был расстрелян в лесу фашистами. Через некоторое время в доносчика ударила шаровая молния, и он скончался в муках.

Когда Алиде исполнилось 18 лет, ее направили на работы в Коми АССР. Мама так рассказала о первой встрече с моим будущим отцом, Сергеем Леонтьевичем: «Зимой 1952 года я шла в контору тепличного хозяйства, чтобы устроиться на работу. Около меня остановилась лошадь с санями, и симпатичный мужчина предложил подвезти. Отказалась. Около переезда через железную дорогу повозка остановилась и стала меня ждать. Оказалось, что нам было по пути, и он довез меня до конторы». Сергей Леонтьевич в то время уже работал бригадиром в теплице, где выращивали огурцы, а Алиду направили на работу в бригаду по выращиванию помидоров. Они стали передовиками производства. моих будущих родителей даже показывали в кинохронике перед сеансом художественного фильма. Мой папа был образованным человеком. До войны, будучи круглым сиротой, сумел окончить исторический факультет Ростовского пединститута. Голодал, но на последние деньги покупал книги. Перед самой войной его направили в Ростовское артиллерийское училище. На войне был командиром противотанковой батареи. Прошел огонь, воду и медные трубы. 

Я родился в ноябре 1954 года в Воркуте. В 1955 году семья переехала в Карачаевск. Жизнь была сложной. После переезда у моих родителей не было ничего, кроме оптимизма, трудолюбия и маленького сына на руках. Папа смог самостоятельно освоить профессию бухгалтера и проработал по этой профессии до глубокой старости. Мама имела только начальное образование, дальнейшая ее учеба в школе была прервана войной. Чтобы прокормить семью, она работала в столярном цехе, няней в детском саду и на других работах. Она никогда не ругалась, вела себя сдержанно и интеллигентно. Своих детей очень любила - у меня появились еще сестра Света и брат Сережа. 

С детства я был приучен к самостоятельности, родители никогда не спрашивали, сделал ли я уроки. Когда мне было лет пять, увидел, как папа играл в шахматы с сослуживцем, быстро запомнил ходы и научился игре. В школе на уроках быстрей всех решал задачи по математике, за что учитель Леонид Алексеевич назвал меня самородком. Рос вдумчивым мальчиком и чувствовал любовь ко мне мамы, она всегда гордилась моими успехами. Если совершал проступок, то мне твердым, но спокойным голосом объяснялось, что так поступать нельзя. 

У меня в детстве было много увлечений. Увлекся, учась где-то в пятом классе, радиоэлектроникой, мне срочно понадобились радиодетали и паяльник. Пришел к маме с просьбой дать десять рублей, в то время это считалось большой суммой. А она копила деньги на поездку к родственникам в Эстонию, но денег мне дала. Любил я и спорт, играл в футбол, настольный теннис, занимался на турнике. 

Всей семьей мы на поезде поехали в Ленинград, а потом и в Таллин. У меня с детства осталось много впечатлений от посещения Эрмитажа и Старого Таллина. Мама уговаривала папу переехать жить в Эстонию, но он как-то сумел «отбиться». 

Закончив девятый класс, я летом работал на пилораме, где заработал себе на велосипед, а также выписал несколько шахматных журналов, «Физкультуру и спорт», газету «Советский спорт». Папа собирал журналы «Наука и жизнь» - ими было забито несколько отделов в шкафу. В журнале печатались шахматные задачи. Попробовал их решить - получилось. Изучив книгу Евгения Умнова «Современная шахматная задача», сам составил несколько двухходовок, которые были опубликованы в шахматных журналах. Будучи десятиклассником, сыграл любительскую шахматную партию с международным мастером Эдуардом Мнацакановым. Неожиданно для присутствующих зрителей получилось ферзевое окончание, где у меня была лишняя пешка. Мастер предложил ничью, но я упорно хотел выиграть. В итоге все-таки была зафиксирована ничья. Предполагаю, что мастер поддавался. Он меня похвалил и предложил помочь поступить на шахматное отделение в Московский институт физкультуры. Папа заинтересовался, но я отказался, сославшись на то, что шахматы - это хобби, а на первом месте у меня стоит электроника. Мечта моя сбылась. В 1972 году я поступил в Таганрогский радиотехнический институт…

Сейчас работаю тренером по шахматам в пролетарской ДЮСШ. В возрасте ближе к пенсионному я снова стал составлять шахматные задачи и достиг определенных успехов, выиграв несколько крупных турниров по составлению, в том числе и олимпийский. Несколько моих шахматных задач вошли в золотой фонд шахматной композиции «Альбом ФИДЕ». Мама по-прежнему искренне радуется моим успехам. Она живет с нами. Алиде Петровне 11 апреля исполнилось 88 лет. Мне 62 года, я в браке с Татьяной Ивановной 35 лет, наши доченьки замужем, есть любимый внук, но я по–прежнему для мамы — сыночек, и она за меня переживает: «Гриша, ты пообедал, ты не голоден?» Мы с супругой тоже стараемся обеспечить маме достойную жизнь...