Военный пенсионер, инвалид из Новочеркасска, просит власти о помощи

Виктор Стужин мечтает чаще бывать на воздухе и вынести из своей небольшой квартиры хранящиеся там инвалидные коляски, пандус...

«Я – СТАРШИЙ офицер в отставке, – написал в редакцию «Нашего времени» житель Новочеркасска Виктор СТУЖИН. – Военный пенсионер, ветеран Вооруженных сил и ветеран труда, инвалид I группы. Обе ноги у меня ампутированы, перенес 2 инсульта, частично парализована левая рука. После выхода на военную пенсию работал на НЭВЗе до 2012 года. Когда ампутировали ноги, нам пришлось поменять жилье – купили квартиру на первом этаже двухэтажного дома, чтобы можно было вывозить меня на коляске на улицу. Дом старый, в нем нет подвалов и хозпостроек. Поэтому съемный пандус, мои коляски и другие приспособления сегодня занимают целую комнату в нашей небольшой квартире. На территории дома есть пустая земля, я хотел бы получить разрешение на то, чтобы установить там временный сарай для хранения моих вещей. Письма в администрацию Новочеркасска уже послал и получил ответ, что обращение мое рассматривается. А я боюсь, что рассматривать его будут долго, поэтому прошу вас, чтобы вы приехали, посмотрели, как мы живем...» И мы отправились в Новочеркасск. 

НА МЕСТЕ все оказалось куда красочнее, чем в письме. Во-первых, дом, в котором живут Стужины, очень старый, расползается по швам. В некоторые трещины проходит палец. Но с этой проблемой они как-то живут – подмазывают, заливают, шпаклюют. 

Подвала, действительно, нет и сарая – тоже. И из-за этого одну комнату занимают: две инвалидные коляски, стояки для капельниц, ящики со средствами ухода. В подъезде лежит тот самый деревянный пандус – подарок НЭВЗа, за который Стужин бесконечно благодарит свой завод. Пандус крепкий, широкий, но практически неподъемный. Стоять в подъезде постоянно он не может – загораживает проход. Потому его убирают, а выезжает на воздух Виктор Антонович только раз в неделю, когда приходит сын, который и устанавливает это приспособление для спуска. 

Недалеко от дома, среди гаражей, есть незанятое пятно земли. И именно об этом куске для установки временного сарая просит власти Виктор Стужин. Просит, но ответа пока не получил…

Любовь Леонтьевна вывела нас на место, где можно разместить времянку для инвалидных приспособлений.В ЭТОЙ ИСТОРИИ есть еще один герой – жена Виктора Антоновича Любовь Леонтьевна. Каждый день она выполняет почти невозможную для женщины работу: поднимает мужа, моет, переносит на коляску. Вечером делает массажи, растирания, капельницы. Люба ищет врачей, лекарства, ведет хозяйство. Одним словом, последние пять лет все на ней. 

Виктор и Люба познакомились зрелыми людьми, у обоих были до этого неудачные браки. Люба похоронила двоих детей, Виктор потерял сына. Кого-то горе разводит, а Стужиных сплотило. 

– Когда Вите первую ножку (Люба так и говорит – «ножку») отрезали в Ростове, приезжаю к нему в палату, а он лежит и плачет. Витя, говорю, ты почему плачешь? «А ты теперь меня бросишь», – отвечает. – Мужики говорят, что 98 % жен после ампутации ноги мужей бросают!» Меня это разозлило: что это они всех под одну гребенку гребут? И говорю мужу: «Плюнь тому в лицо, кто сказал это, Витя! Я вот знаю – наоборот! Что мужики баб бросают! Столько лет с тобой прожили. Как я могу тебя бросить? Он успокоился... А когда вторую ножку отрезали, тогда уже меня от себя не отпускал – и перевязки, и уколы, все я. Вторая нога и зажила у него быстрее, потому что он уже понял, что один не останется, – делится со мной Любовь Леонтьевна. – Но не буду врать, измоталась я за эти годы, натаскалась тяжелого! Хрящевая ткань стерлась – ночами вою от боли. А куда деваться? Он – муж мой, причем муж хороший, за всю жизнь дурой ни разу не назвал. «Мамочка, мамулечка, что ты хочешь? Что тебе купить?». Я ни в чем не знала отказа. И по сей день он так ко мне относится. 28 лет уже вместе. Потому стараюсь сделать так, чтобы ему было легче. Сами думайте, каково это офицеру, который 26 лет прослужил а армии, а потом еще и на заводе работал, сидеть целыми днями взаперти и смотреть телевизор? Поэтому он и обратился к вам за помощью. Если нам дадут место для гаража, мы разгрузим квартиру, придумаем что-то с порожками и будем чаще вывозить Витю на улицу. Для нас всех это очень важно…


МЫ ОБРАЩАЕМСЯ К МЭРУ НОВОЧЕРКАССКА В. КИРГИНЦЕВУ:

Уважаемый Владимир Витальевич! Обратите внимание на проблему, с которой столкнулся инвалид. Помогите ему – это в ваших силах. Сделайте доброе дело!