Во время Карибского кризиса наши земляки оказались в самой гуще бурных событий

Участник операции «Анадырь» Владимир Денисов пришел в редакцию и рассказал о тех давних событиях.

Тогда, 55 лет назад, в такие же октябрьские дни во время Карибского кризиса, когда две великие страны – СССР и США – готовы были пойти стенка на стенку и в мире запахло порохом вероятной ядерной войны, наши земляки оказались в самой гуще бурных событий. 

«Анадырю» предшествовало размещение американцами ракет в Европе и Турции. Общее превосходство США над СССР в количестве носителей ядерных зарядов, достигающих территории противника, выражалось тогда соотношением 3,4:1 в пользу наших заокеанских «партнеров». Тем не менее СССР нашел чем им ответить, сумел отвести угрозу от Кубы и масштабную катастрофу от всего мира.

Тогда личные дневники люди, спасшие мир от катастрофы, не вели. Но все пережитое осталось в памяти.

Сегодня в донской столице наши «кубинцы» соберутся по случаю 55-летия «Анадыря». И в подарок получат только что изданную книгу о тех событиях и о себе. Герои «Анадыря» – ее соавторы: в книгу включены их воспоминания. А выпустил ее автор-составитель и инициатор проекта Виталий Шевченко. Он – бывший начальник донского главка МВД России, отставной милицейский генерал. Виталий Викторович – сам воин-интернационалист, ныне возглавляет Ростовскую региональную общественную организацию «Дунай-68». Ранее издал двухтомник «Навстречу рассвету» (о событиях в Чехословакии в 1968 году) и книги мемуаров «Напоминание» (о венгерских событиях 1956 года). Теперь вот – кубинская тема…

Накануне чрезвычайный и полномочный посол Республики Куба Эмиль Лосада Гарсия вручил донским «кубинцам» боевые награды своей страны – медали «Воин-интернационалист» первой степени. Всего было награждено в этот раз 14 человек – ранее они по разным причинам не смогли получить кубинские награды. Первую такую церемонию (тогда массово «рассекретили» наших «кубинцев») провели в 1992 году, к 30-летию Карибского кризиса. В ту пору участников «Анадыря» было в Донском крае несколько сотен. Сейчас на учете в ветеранской организации чуть больше восьмидесяти. Светлая память ушедшим…

Встреча нового, 1963 года на Кубе. Наши военные и их кубинские друзья.Будут награждать «кубинцев» и сегодня. Ожидаем увидеть на церемонии нашего друга егорлычанина Николая Сметану, который был на Острове свободы и долго затем хранил «обет молчания». Сметана прибыл на Кубу в составе самого первого десанта. Тогда была задумка – через океан перебросить сначала части ПВО, мотострелковые подразделения. Все остальное – потом. Им, рядовым первого броска, пришлось выполнять всю черновую подготовительную работу…

До осени 1964 года был на Кубе военный водитель Анатолий Жовнер. Свою первую награду за Кубу он получил спустя два месяца после демобилизации – домой пришел большой конверт с пятью сургучными печатями, где была грамота от министра обороны Кубы Рауля Кастро. Постарался спасенный солдатом офицер. Жовнер привез его в кафе на окраине Гаваны. Капитан приказал из машины не выходить, а сам зашел в кафе. Его долго не было, и Жовнер не вытерпел – зашел в ту же дверь. Дальше было еще две двери. Одна в зал, а другая – на кухню. Открыл первую попавшуюся. И увидел, что у раздаточного стола стоит женщина с пистолетом и целится в зал. Не раздумывая, Жовнер приемом – солдат учили, как это делать, – правой рукой ухватил ее руку, а левым плечом придавил ее к столу.

Подоспевшие кубинцы – они были в форме – скрутили стрелявшую и увезли, а Жовнер с капитаном вернулся в часть…

Недавно Анатолия Петровича Жовнера не стало. С минуты молчания в память этого человека, а также Михаила Тихонова из Семикаракорска, других «кубинцев», которых уже нет, начнется пятничная встреча. На нее «Наше время» пригласил рассказавший о себе и своих друзьях председатель правления Ростовской областной организации воинов-интернационалистов - «кубинцев» Владимир Денисов.

– Каким лично ваш был путь на Кубу? – спросили мы Владимира Григорьевича.

25 февраля 2016 г., техникум, актовый зал. Встреча с послом Республики Куба.– В июне 1959 года я окончил железнодорожный техникум. Вскоре призвали в армию. Прошел путь от рядового до сержанта, стал оператором радиолокационной станции первого класса. 26 июня неожиданно был вызван в Днепропетровск, в распоряжение начальника штаба нашего полка. Получил назначение на должность старшины формируемой роты.

– Знали, для чего создается эта рота?

– Даже намеков не было! С 26 июня по 10 июля из разных мест прибыли, как и я, 120 человек. Командиром роты назначили капитана Виктора Гривковского, участника Великой Отечественной. 10 июля ночью нас подняли по сигналу тревоги и отправили под Севастополь в военный городок. Там 13 июля мы облачились в гражданскую одежду. Каждому дали по две рубашки в клеточку, брюки, светлые плащи…

А через день рано утром мы уже были на палубе теплохода «Адмирал Нахимов».

– Куда предстоит идти, по-прежнему не говорили?

– Сказали только, когда вышли в Атлантику. Там вскрыли пакет с секретным приказом. И всем объявил, что держим курс к берегам Кубы. В газетах появилась информация о том, что теплоход «Адмирал Нахимов» из порта Новороссийск отправился на Кубу со специалистами сельского хозяйства. На борту теплохода было порядка трех тысяч человек, включая женщин-официанток. Когда приблизились к кубинским берегам, американские самолеты стали кружить над нашим кораблем. Едва они появлялись на горизонте, нас собирали на верхней палубе у бассейна, приказывали загорать с женщинами-официантками.

6 августа зашли в порт Гаваны. Я попал в город Лимонар в провинции Мантансам. Там расположились радиотехнический батальон, штаб, наша рота и рота связи. Мы были внутри этой военной базы, а снаружи – кубинские солдаты, преданные Фиделю Кастро. Вокруг – густые заросли тростника высотой два с половиной метра. 

Через пять дней кубинцев убрали. Нас вооружили, дали рожки с патронами. Предупредили: «На провокации, если они будут, не отвечать!» И мы заступили на боевое дежурство – вплоть до конца октября, когда был сбит американский самолет-разведчик. Интересный момент: впервые написать письмо маме разрешили в конце ноября. Указал свой адрес: Москва... Мама получила письмо и тут же отправилась в военкомат. Спросила: «Где сын?» Ей ответили: «Находится в длительной командировке». 

А один из моих сослуживцев получил письмо: «За что тебя посадили – не спрашиваю. Скажи, сколько дали?»

«Анадырь», считает Владимир Денисов, до сих пор остается уникальной по масштабу и влиянию на мировой политический климат операцией. В военном плане ей нет равных по скрытности подготовки, по быстроте организации боевого дежурства и боевой службы на удалении более 10 000 километров от Родины. Да еще и в непривычных тропических условиях. «Анадырь» позволил отстоять независимость союзника – Республики Куба, обеспечить даже под гнетом многолетних санкций ее дальнейшее развитие. На Острове свободы до сих пор это ценят. И по-прежнему дружат с ростовчанами: 10 000 километров для дружбы, прошедшей испытание временем, – не расстояние...