В Красносулинском центре временного пребывания пенсионеров есть серьезная проблема, от которой у многих стариков болит душа. А решить ее местные власти не в силах 

Тамара Каралкина в центре временного пребывания буквально встала на ноги! Если она уедет в другой город в дом престарелых, ее не сможет навещать единственный брат, который тоже в преклонном возрасте.

Небольшие одноэтажные здания выкрашены белой краской, через начищенные стекла в синих рамах выглядывают на улицу цветущие герани. В уютной столовой – вкусный запах домашнего супа и выпечки. В гостиной на диванах, застеленных пушистыми пледами, за беседой и рукоделием – постояльцы центра.

– Я сюда приезжаю уже не первый год. Дети живут далеко. С возрастом стало сложно справляться с хозяйством, чего стоит только угля наколоть да печь растопить. Вот и приняла решение продать дом и искать приюта в центре, – рассказывает восьмидесятилетняя Тамара Каралкина. – Поначалу было боязно, но меня поддержал брат, он ко мне каждую неделю приходит. Говорит, если тебе здесь хорошо, зачем искать другое место?! Я с ним полностью согласна, здесь персонал очень душевный, отзывчивый. Не дают скучать. Да и в компании сверстников веселее. У людей такие судьбы – для сериалов.

…Небольшие комнатки, которые в центре рассчитаны на проживание 2-3 человек, оформлены в пастельных тонах, на окнах кипельно белые занавески. У кроватей тумбочки с открытками, на которых неуверенным детским почерком выведены слова поздравлений и пожелания долгих лет жизни. Это ребятишки – участники творческих коллективов написали, которые приходят сюда на каждый праздник с подарками и концертами. Никакие угощения не сравнятся с радостью, которую дарят они пожилым людям своим вниманием. К слову, старики и сами очень даже в состоянии организовать для гостей концерт – летом вся округа слышит старинные казачьи песни, которые исполняют у фонтана голосистые казачки.  

Свой небольшой домик Клавдия Гончарова продала 10 лет назад. Теперь с родным городом ее связывают воспоминания. Но свои увлечения не забывает и продолжает разводить цветы.– Сейчас многих из тех, кто заводил песни в нашем кругу, нет в живых. Но традиции мы стараемся не нарушать, постоянно собираемся и поем. Это уже часть нашей здешней жизни, как например, гулять по тропе здоровья или отмечать православные праздники, – рассказывает Клавдия Гончарова.

И еще здесь с бытом вполне гармонируют привычки и пристрастия, с которыми пожилые люди не могут расстаться. И никто им не препятствует заниматься любимым делом – разводить цветы. В комнате, которую Гончарова делит с соседкой, буйствуют герань и китайская роза, набирает целебную силу алое.

Тихую и размеренную жизнь стариков омрачает одна серьезная проблема – жить в этом центре они могут только шесть месяцев. Именно это время предусмотрено законодательством для поиска постоянного приюта. Тех, кто хочет уехать, – единицы. У большинства с городом и районом связаны воспоминания о молодости, здесь похоронены их близкие, живет кто-то из родственников или друзей. Они приходят в центр. 

В центре достаточно мест и для тех, кто прижился, и для вновь прибывших. Однако все постояльцы со страхом думают о том, что может случиться однажды. Переживают из-за этого руководители социальной службы: отправить пожилого человека, пусть и в хороший, но далекий от родного места приют –  все равно что обрубить у взрослого дерева корни. Не все после этого живут долго...