Мать-одиночка может потерять жилье, если не найдет полмиллиона рублей

– Поймите меня правильно, я в этих формулировках ничего не понимаю, – призналась Елена. – Мне что говорили, то я и делала, где указывали – там и подписывала.

Что может чувствовать мать-одиночка, которая наконец сумела купить нормальное жилье? Безграничную радость.

Елена Нефедочкина из села Песчанокопского с начала двухтысячных годов работала санитаркой в местной ЦРБ. Ей нравилось: интересно и людям помогаешь. Платили мало, но Елена как могла выкручивалась: никогда лишней копейки не потратит, бережно ко всему относится, оформляет все льготы, какие можно. А как по-другому? Она – одна, на руках –  сын. Его поднимать надо. 

Елена, когда о программе «Социальное развитие села до 2013 года» узнала, а в ней она как работник соцсферы могла принимать участие, не теряя времени, отправилась быстрее в очередь встать. Когда время подошло субсидию получать, предела радости не было. Тем более что тогда родилась еще и дочь. 

Елене казалось: она самая счастливая на земле. У нее есть дети, любимая работа, а теперь – еще и жилье. Лена добивалась его 6 лет. Сама она из многодетной семьи. Жилищные условия всегда были стесненными. Когда родился сын, пришлось остаться жить в доме с родителями и четырьмя братьями. Было непросто. Елена была вынуждена снимать угол. Она скиталась по комнатам 8 лет. Мечтала хоть о каком-то уголочке, но своем. И вот наконец в районной администрации нашли способ включить ее в очередь  программы по приобретению жилья. И все случилось. 

Когда подошла очередь, подыскала трехкомнатный дом со всеми удобствами за миллион. Это было больше чем предел мечтаний, и Елена могла позволить себе его приобрести, денег хватало: субсидия в 519 тысяч рублей, материнский капитал, недоставало  чуть-чуть. Елена взяла кредит в банке. 150 тысяч постепенно выплатила. 

И тут случилась беда: Елена подорвала спину. У нее признали грыжу межпозвоночных дисков. Продолжать работу в больнице было невозможно, больничный не продлевали, более легкий труд не предлагали. Когда женщина пришла увольняться в ЦРБ, в заявлении ей сказали написать: по собственному желанию в связи с уходом за ребенком до 14 лет. Елена так и сделала.

А в 2017 году на нее подало в суд министерство сельского хозяйства Ростовской области, выступавшее по договору на предоставление субсидии на приобретение жилья одной из трех сторон. 

С Елены требовали вернуть предоставленные государством в качестве субсидии 519 тысяч рублей, потому что она не проработала пять лет санитаркой после получения материальной помощи от государства. 

Если бы потом в суде женщине удалось доказать, что уволилась она из-за того, что просто не могла продолжать работу по состоянию здоровья, долг, может быть, и не присудили, но этого не случилось. 

Сотрудники ЦРБ заявили, что Елену они на работе остаться уговаривали, потому что работницей она была хорошей. А отказывалась она якобы вовсе не потому, что не могла продолжать трудиться по состоянию здоровья, а оттого, что в магазине, куда потом наша читательница устроилась, платили больше. 

– Не так это, в магазине те же деньги выходили, – возражала Елена, – но я думала, там легче. Я какое-то время вообще с трудом передвигалась, боль дикая была, а у санитарок работа физически очень тяжелая…

С 2009 года Елена – инвалид третьей группы. Не раз лежала в больницах. Однако, рассказывая об этом, читательница не давит на жалость, понимает и признает: она –  должница, с решением суда не поспоришь. Долг выплачивать надо. Но никак не может успокоиться, что узнай она раньше, что в течение пяти лет после получения субсидии ей нельзя было увольняться, никогда бы не написала в заявлении на увольнение – «по собственному желанию». Но при подписании бумаг ей об этом не сказали. Сама же Елена договор, призналась честно, не читала:

– Поймите меня правильно, – призналась женщина, – оттого, что я его прочитала бы, ничего не изменилось. Я в этих формулировках ничего не понимаю. Мне что говорили, то я и делала, где указывали –  там и подписывала.

В магазине Елена проработала недолго. Какое-то время приходилось часто и подолгу лечиться. Потом тяжело было устроиться. Сегодня Елена работает уборщицей в центре внешкольной работы. Сын – в армии. Дочка ходит в садик. Рассчитывать не на кого. Зато есть жилье и долг в полмиллиона. Чтобы не потерять первое и как-то справиться со вторым, Елена пытается проконсультироваться с кем только можно: а вдруг еще как-то можно повлиять на ситуацию? Мы посоветовали ей обратиться за помощью адвоката в один из дней бесплатной юридической помощи, которые проводятся периодически в нашей области. Очень хотелось бы надеяться, что какой-то поворот, который поможет нашей читательнице, в деле найти можно. 

Да, Елена не знала закона, и это не освобождает ее от ответственности, но она не ленилась и не ленится, не собиралась получать жилье задаром. Она оказалась в очень сложных обстоятельствах, без поддержки и просто ошиблась, никому, кроме как себе, не причинив вреда. Она пытается сделать все, чтобы исправить ситуацию. Она даже не отказывается выплачивать долг. Просто сумма в полмиллиона для нее заоблачная. Когда и как она с ней справится?..